Публикации > Желтов И.Г., Макаров А.Ю. "Харьковские «тридцатьчетверки»"


Предыдущая глава << 3. Начало освоения серийного производства танков Т-34 >> Следующая глава

Желтов И.Г., Макаров А.Ю.

3. Начало освоения серийного производства танков Т-34

В мае 1940 г. на заводе № 183 шла интенсивная подготовка производства к серийному выпуску танка Т-34. Причём, как уже отмечалось ранее, одновременно с расширением производственной базы завода разрабатывались технологические процессы, а также производились работы по изготовлению технологического оборудования и оснастки для серийного производства нового танка.

«Освоение новой машины, – вспоминал бывший директор завода № 183 Герой Социалистического Труда Ю.Е. Максарев, – на заводе шло довольно туго. Не хватало необходимого оборудования. Потребовалось изготовить большое количество приспособлений, штампов и другой оснастки. По моей просьбе Главк выделил заводу три шестишпиндельных автомата для выпуска болтов и два многорезцовых станка. Технологи «авралили», стремясь обеспечить технологическими картами все цеха, участки, отдельные рабочие места. Контрольная служба организовала жесткий контроль не только деталей и узлов машины, но и приспособлений, инструмента.
К тому же, понимая, что гитлеровская Германия, уже развязавшая вторую мировую войну в Европе, не остановится перед нападением на нашу страну, мы готовили все приспособления и инструмент в количествах, предусмотренных мобилизационным планом»
.

[Т-34: путь к Победе: Воспоминания танкостроителей и танкистов
/ Сост. К.М. Слободин, В.Д. Листровой. Изд-во политической литературы Украины, 1989. С. 92]

Параллельно с подготовкой производства к серийному выпуску, на заводе № 183 в отделе «500» продолжались работы по изготовлению установочной партии танков Т-34. По состоянию на 15 мая 1940 г. для первых двух машин заводом были изготовлены практически все детали. Из оперативной сводки старшего военного представителя АБТУ РККА на заводе № 183 военинженер 2 ранга Д.М. Козырева от 18 мая 1940 г.:

«1. Чертежи и технологические процессы полностью спущены в производство.
2. Изготовление деталей: из общего числа 2362 наименований изготовлено 1716 наименований, причем на первые две машины детали изготовлены полностью за исключением нескольких наименований, которые сейчас изготавливаются взамен брака (кольца выключения) и кроме того нет нескольких наименований покупных деталей, из них подшипники и стартеры еще не поступили на завод.
На первую машину уже собрано ряд агрегатов (коробка перемены передач, радиаторы, тормозные ленты и т.д.) остальные агрегаты собираются. Корпус первой машины поступит на сборку к 20/V-40г.
Обеспечение всей серии:
Имеется на 15/V-40 г.:
1. Моторов – 5 шт.
2. Радиаторов обеспечено заготовкой на 5 комплектов, на остальные – заготовки находятся в пути на завод.
3. Коробки перемены передач имеются на 2 машины собранные, заготовка и детали имеются на всю серию.
4. Баки имеются готовые на две машины, остальные изготавливаются.
5. Главный фрикцион и бортовые – детали изготовлены на 10 комплектов – из-за отсутствия колец выключения не собираются (кольца будут готовы 17/V-40 г.).
6. Тормозные ленты имеются на всю серию.
По остальным группам детали частично находятся в обработке, остальные уже изготовлены. Ввиду того, что необходимое время на изготовление некоторых приспособлений и калибров очень большое, то многие детали приходится обрабатывать без наличия соответствующих приспособлений и калибров, что приводит к большому проценту брака и к отступлению от чертежей по механической обработке»
.

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1181. Л. 116]

Тем временем пока на заводе № 183 занимались изготовлением установочной партии танков Т-34, руководство АБТУ РККА знакомилось с результатами завершившихся войсковых испытаний двух опытных образцов «тридцатьчетвёрки» – танков А-34. Четыре экземпляра отчета по войсковым испытаниям танков А-34 и протокол заседания комиссии от 20 – 21 апреля 1940 г. поступили на рассмотрение в АБТУ РККА в первой половине мая. После всестороннего изучения представленных материалов, 20 мая 1940 г. начальник АБТУ РККА Д.Г. Павлов направил на утверждение народному комиссару обороны СССР С.К. Тимошенко с препроводительным письмом № 73034с первый экземпляр отчёта. Относительно вопросов, изложенных А.А. Морозовым и Р.Е. Соркиным в особых мнениях к отчету, Д.Г. Павлов доложил следующее:

«1. Расширение башни на 160 мм, без переделки погона башни и корпуса, предложенное заводом № 183 мною утверждено. С увеличением высоты башни не согласен, т.к. это ведет к увеличению цели для противника, а надобности в этом нет, ибо угол склонения –5° вперед и по бортам обеспечен.
2. С унификацией качающихся частей орудия с танками другого класса не согласен, т.к. это приведет к увеличению веса танка Т-34.
3. По работе главного фрикциона разногласий по существу нет, т.к. завод сам признал, что причины коробления дисков установить еще не удалось. Коробление же дисков является существенным дефектом.
4. Ленивец
[механизм натяжения гусеницы] мною утвержден по второму варианту, с внутренним регулированием натяжения гусеницы, как наиболее прочный и защищенный от поражений.
5. Установку рации настаиваю перенести в носовую часть танка, дабы освободить командира танка для ведения боя. В носовой части танка предусмотрено место радиста-стрелка.
6. Конструкцию смотровых приборов настаиваю переделать за счет применения металлических зеркал и триплекса.
7. Прибор кругового обзора на 1940 год утвердил в том виде, как он представлен на опытных образцах.
В первых числах июня с/г завод № 183 изготовит опытную партию (10 шт.) танков Т-34 по чертежам опытного образца.
Мною дано разрешение заводам Мариупольскому (по броне) и № 183 на изготовление еще 10 танков Т-34 по чертежам опытного образца, дабы тщательней отработать технологию производства к серийному выпуску.
Отчет Комиссии по войсковым испытаниям и мои решения прошу утвердить»
.

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1181. Л. 85]

Забегая вперед, скажем, что отчет по войсковым испытаниям танков А-34 и предложения, изложенные Д.Г. Павловым в препроводительном письме, были утверждены народным комиссаром обороны СССР С.К. Тимошенко 31 мая 1940 г.
В начале мая 1940 г. конструкторы КБ-520 во исполнение требований АБТУ РККА разработали комплект чертежей на новую расширенную башню танка Т-34. Увеличение внутреннего объема башни, как и планировалось ранее, было достигнуто за счет смещения линии сгиба бортовых листов от геометрического центра башни в сторону кормы на 162 мм. Такое решение позволило оставить диаметр шариковой опоры и углы наклона броневых листов башни прежними. Однако, несмотря на то, что данный вариант конструкции башни был одобрен в АБТУ РККА, для серийного производства он принят не был. Дело в том, что 21 мая 1940 г. на Мариупольском заводе состоялось техническое совещание, темой которого являлось рассмотрение и согласование измененных чертежей броневых деталей танка Т-34, в том числе и чертежей новых броневых деталей расширенной башни. После ознакомления с представленными заводом № 183 чертежами, специалисты Мариупольского завода отказались принять на серийное производство новые бортовые листы расширенной башни (детали 34.30.018-1 и 34.30.019-1). Свое решение они мотивировали сложностью изготовления этих броневых деталей и отсутствием на заводе необходимого оборудования. Присутствовавшие на совещании представители завода № 183 конструкторы М.И. Таршинов и Л.Т. Кочетов, а также военный представитель завода № 183 капитан П.Ф. Русаков с таким решением не согласились, и в особом мнении к протоколу совещания отметили следующее:

«4. По деталям 34-30-018-1 и 34-30-019-1 эти детали требуют изготовления новых штампов, несколько отличающихся от аналогичных штампов, запроектированных для изготовления детали 34-30-018 и 34-30-019. Никакого дополнительного оборудования по штамповке и правильных средств изменение этих деталей не требует, и всю последующую обработку после штамповки можно вести по техпроцессу на детали 34-30-018 и 34-30-019.
Данные изменения в деталях 34-30-018 и 34-30-019 сделаны с целью уширения колпака по указанию НКО, которые согласовывались с Зам. начальника 5 цеха з-да Ильича т. ЗАСЕДСКИМ во время изготовления чертежей на заводе № 183. Отказ от изготовления колпака заводом Ильича даже без тщательной проверки конструкции и возможности его изготовления, является формальной необоснованной отпиской, которая может привести к срыву выпуска машин А-34»
.

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1176. Л. 105]

И все же, несмотря на мнение представителей завода № 183 и АБТУ РККА, руководство Мариупольского завода отказалось принять к изготовлению эти детали. Через неделю, 28 мая 1940 г., директор и главный инженер Мариупольского завода направили в адрес руководства завода № 183, АБТУ РККА и 7-го ГУ НКСП письмо № 2757, в котором объяснялась позиция завода по данному вопросу:

«Настоящим сообщаем, что завод № 183 не выполнил указаний АБТУ КА в части упрощения деталей машины А-34, в частности детали 34-30-018-1 и 34-30-019-1 по предложенным чертежам еще более усложнились.
Для установочной партии детали полубашни штамповались на прессе цеха № 5 с четырех операций, такая штамповка была весьма сложной, т.к. требовала после каждой операции самостоятельной разметки. По новым чертежам детали полубашни (34-30-018-1 и 34-30-019-1) имеют отбуртовку, которую нельзя получить на существующих прессах цеха № 5 ввиду их малой мощности (450 тонн).
Мариупольский завод в период производства установочной партии пробовал производить штамповку детали полубашни на прессе 3000 тонн цеха № 8, но ввиду того, что пресс имеет подвижной стол, на котором матрица в период штамповки смещается относительно оси пуансона, эти детали не удалось получить даже приближенных размеров. Детали полубашни с отбуртовкой еще больше усугубят невозможность их получения, т.к. даже путем получения кустарным способом, при больших затратах, деталей с отбуртовкой, последние в процессе закалки будут иметь неизбежную поводку, неустранимую правильными средствами (вальцами) существующим на заводе оборудованием.
Исходя из вышеизложенного, Мариупольский завод отказывается от принятия изготовления этих деталей и просит завод № 183 дополнительно проработать вопрос упрощения этих деталей с целью обеспечения выпуска машины А-34 в требуемом количестве»
.

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1176. Л. 104]


Таким образом, КБ-520 было вынуждено изменить конструкцию расширенной башни, сделав ее более технологичной и приемлемой для изготовления на Мариупольском заводе. Новый вариант расширенной башни, сборочный чертеж которой получил индекс 34.30сб-1, был разработан в начале июня 1940 г. и отличался от первоначального варианта, не принятого в производство, в основном конфигурацией бортовых листов (детали 34.30.018-2 и 34.30.019-2). Увеличение внутреннего объема башни 34.30сб-1, способ его достижения, а также конструкция ряда её броневых деталей остались такими же, как и в первоначальном варианте расширенной башни (см. таблицу 2).

Таблица 2


Следует отметить, что 8 июня 1940 г. начальник 8-го отдела АБТУ РККА военинженер 1 ранга С.А. Афонин разрешил Мариупольскому заводу изготовить 50 комплектов броневых деталей башни по чертежам, ранее утвержденным для производства установочной партии. Такое решение было продиктовано тем, что чертежи новой расширенной башни на тот момент еще не были согласованы с Мариупольским заводом, и это ставило под угрозу выполнение программы по выпуску броневых деталей для танков Т-34 в июне 1940 г.



Чертежи броневых деталей расширенной башни танка Т-34 (чертеж 34.30.сб-1):
лобовой лист башни (деталь 34.30.001); передняя обечайка (деталь 34.30.006-1); задняя обечайка (деталь 34.30.007-2); передний лист крыши башни (деталь 34.30.008-1)



крышка люка (деталь 34.30.010-1); дверца ниши (деталь 34.30.011-2); задний лист крыши башни (деталь 34.30.017-1); накладка (деталь 34.30.192)



правый лист башни (деталь 34.30.018-2) на 2-х листах; левый лист башни (деталь 34.30.019-2) на 2-х листах

Техническое совещание по рассмотрению чертежей расширенной башни 34.30сб-1 состоялось 12 июня 1940 г. в Мариуполе. На совещании присутствовали: от Мариупольского завода – главный инженер В.С. Ниценко, начальник производственно-технического отдела Н.И. Арехов, начальник цеха № 5 А.Я. Варфоломеев и его заместитель Г.Ф. Заседский; от завода № 183 старший конструктор М.И. Таршинов; от АБТУ РККА военинженер 1 ранга С.А. Афонин, а также старший военный представитель на Мариупольском заводе военинженер 2 ранга Г.Э. Зухер. Предложенная заводом № 183 конструкция расширенной башни 34.30.сб-1 устроила все заинтересованные стороны, и решением совещания броневые детали для новой башни были приняты Мариупольским заводом для серийного производства, начиная с 38 комплекта.
На этом же техническом совещании было принято решение о вводе в серийное производство комбинированного носового узла корпуса танка Т-34, состоявшего из двух катанных броневых деталей – верхнего и нижнего листов носа (детали 34.29.904 и 34.29.905) и связывающей их литой балки (деталь 34.29.906). Данная конструкция была разработана в КБ-520 завода № 183 под руководством М.И. Таршинова, а технология изготовления литой балки – совместной бригадой по литым узлам танка Т-34, состоявшей из сотрудников НИИ-48 и Мариупольского завода. Комбинированный носовой узел принимался на производство взамен цельноштампованного листа носа (деталь 34.29.876-1) в целях упрощения технологии производства броневых деталей. Решения, принятые в Мариуполе 12 июня 1940 г. были зафиксированы в протоколе, подписанном всеми участниками технического совещания.



Чертежи элементов комбинированного носового узла корпуса танка Т-34:
лист носа верхний (деталь 34.29.904); лист носа нижний (деталь 34.29.905); балка носа (деталь 34.29.906)

Одновременно с работами, проводимыми совместно с инженерами и технологами Мариупольского завода, в мае – июне 1940 г. в КБ-520 и в отделе «500» завода № 183 шла интенсивная работа по устранению недостатков в конструкции танка Т-34, выявленных во время войсковых испытаний двух опытных образцов.
Так, в конце мая 1940 г. было выполнено требование комиссии по войсковым испытаниям сделать верхний лист кормы корпуса танка Т-34 откидным. В конструкцию кормы танка были введены две петли, каждая из которых своими створками приваривалась к верхнему и нижнему кормовым листам, соединяя их. При ремонте или техническом обслуживании машины верхний кормовой лист мог откидываться, поворачиваясь в вертикальной плоскости, и таким образом обеспечивать доступ к узлам и агрегатам, расположенным в трансмиссионном отделении танка.
Также, по требованию комиссии по войсковым испытаниям, сделавшей вывод о том, что «ввиду сложности обслуживания и ремонта в войсках [пневматического] сервоуправления, необходимо форсировать изготовление механического сервоуправления», конструктором КБ-520 П.П. Васильевым в начале мая 1940 г. была завершена разработка механической системы сервоприводов управления. С учётом срочности работ, монтаж механической системы сервоприводов управления на опытную машину был произведен без надлежащего оформления чертежей, под непосредственным руководством П.П. Васильева. В механической системе сервоприводов управления, в отличие от пневматической, уменьшение усилий, прилагаемых механиком-водителем к рычагам управления бортовыми фрикционами во время движения танка, было достигнуто за счет взаимодействия системы рычагов и вспомогательных пружин. Механический сервопривод управления действовал при выключении бортовых фрикционов и при затяжке тормозных лент рычагами. Кроме этого, за счет изменения установки возвратных пружин в приводе, было снижено усилие, прилагаемое к педали горного (остановочного) тормоза.
В период с 12 по 15 мая 1940 г. в отделе «500» были произведены предварительные испытания механической системы сервоприводов управления, установленной на опытном танке А-34 № 311-18-3. Испытания проводились при непосредственном участии П.П. Васильева комиссией, в состав которой вошли: исследователь бюро «540» И.С. Томашпольский, военные представители АБТУ РККА на заводе № 183 капитан П.Ф. Русаков и военинженер 3 ранга П.П. Байков, а также механики-водители цеха «530» И.Г. Битенский и Н.Ф. Носик. В акте № 013, составленном комиссией 15 мая 1940 г. было отмечено:

«В результате испытаний заметных дефектов в работе механического сервоуправления не наблюдалось. По мнению всех участников испытаний, которые непосредственно управляли машиной, и в частности, опытных водителей спецмашин, предлагаемая конструкция механического сервопривода на маш. А-34, не требует особого навыка (или выучки) для пользования им при управлении машиной, не вызывает заметной усталости в процессе вождения, не требует особых регулировок и сложного ухода».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1181. Л. 106]

Усилия, прилагаемые механиком-водителем к рычагам управления бортовыми фрикционами при разворотах танка на 360° на 1-й и 2-й передачах, не превышали 24 кгс на сухом грунте и 30 кгс на неглубоком песке. Во время движения танка на 3-й и 4-й передачах прилагаемые при поворотах усилия не превышали 15 кгс. По итогам испытаний комиссией были сделаны следующие выводы:

«1. Исходя из данных, полученных в процессе испытаний, комиссия считает целесообразным ввести в серийное производство предлагаемую т. Васильевым конструкцию механического сервоуправления для маш. "А-34", как принципиально отвечающую предъявляемым ей требованиям (взамен пневматического сервоуправления) и имеющую ряд преимуществ перед пневматическим сервоуправлением, а именно:
а) Простое в изготовлении.
б) Не требует сложного ухода при эксплоатации.
в) Не требует особых навыков от водителя в управлении машиной.
г) Не вызывает заметной усталости у водителя во время вождения машины.
2. Комиссия считает необходимым оборудовать первую опытную партию машин "А-34" механическим сервоуправлением, испытанной конструкции, взамен пневматического.
3. В процессе окончательного оформления чертежей механического сервопривода для серийного производства, бюро 520 предусмотреть максимально возможную прочность и износоустойчивость деталей для обеспечения надежной работы механизма на машине.
4. Кроме указанного, комиссия считает необходимым цеху 540 произвести испытание одного-двух комплектов сервомеханизма на гарантийный километраж»
.

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1181. Л. 107]

Таким образом, работе механической системы сервоприводов управления была дана высокая оценка, и она была рекомендована к монтажу на танки Т-34 установочной партии. Решение о замене на танках Т-34 установочной партии пневматической системы сервоприводов управления на механическую систему конструкции П.П. Васильева было одобрено в АБТУ РККА, о чем начальник 8-го отдела АБТУ РККА военинженер 1 ранга С.А. Афонин сообщил директору завода № 183 Ю.Е. Максареву в письме № 73413с. В июне 1940 г. испытания механической системы сервоприводов управления были продолжены, теперь она испытывалась на гарантийный километраж. Забегая вперед, скажем, что установка механической системы сервоприводов управления на серийные танки Т-34 началась только в конце лета 1940 г., машины же установочной партии были оборудованы пневматической системой.
В тот же день, когда главный инженер завода № 183 С.Н. Махонин направил в Москву акт с результатами испытания механической системы сервоприводов управления, 21 мая 1940 г. в Харькове на заводе № 183 был составлен отчет ещё по одной исследовательской работе, проведенной на танке А-34 № 311-18-3. Одновременно с испытанием механической системы сервоприводов управления на этой машине в период с 12 по 17 мая 1940 г. были проведены испытания литых траков, изготовленных на Сталинградском тракторном заводе. Данная работа проводилась цехом «540» отдела «500» на основании распоряжения директора завода № 183 Ю.Е. Максарева от 6 марта 1940 г. Целью испытаний являлось определение пригодности к эксплуатации на танке Т-34 литых траков, изготовленных из стали Гадфильда, взамен штампованных, установленных на двух танках А-34.
Необходимо отметить, что литые траки с гребнем (деталь 34.44.004) и без гребня (деталь 34.44.005) отличались от штампованных траков (соответственно детали 34.44.001 и 34.44.002) только способом изготовления и маркой стали. Штампованные траки для двух опытных образцов танка Т-34 – танков А-34 были изготовлены методом горячей штамповки из стали марки хромансиль, а траки, отлитые на СТЗ – из стали Гадфильда. Эта сталь, названная в честь английского металлурга, разработавшего её, обладала высоким сопротивлением износу при больших давлениях и ударных нагрузках. Необходимость замены штампованных траков литыми была вызвана тем, что процесс изготовления траков методом литья был более технологичным по сравнению с горячей штамповкой, и наиболее подходящим для массового производства на СТЗ.



Литые траки танка Т-34, изготовленные по чертежам 34.44.004 и 34.44.005

Литые траки были подвергнуты лабораторным и ходовым испытаниям. Лабораторные испытания траков на прочность включали в себя динамические испытания ударом на копре (масса бабы копра составляла 500 кг) и испытания под прессом на изгиб. За время ходовых испытаний, гусеницы, собранные из литых траков, прошли на танке А-34 № 311-18-3 в общей сложности 417 км, в том числе по грунтовым дорогам – 195 км, по песчаным дорогам – 80 км и по булыжному шоссе – 142 км.
В отчете № 014 по испытанию литых траков помощником начальника отдела «500» Н.С. Гутником, начальником опытного цеха «540» П.Н. Горюном, старшим инженером В.В. Амираговым, техником Губкиным, конструктором Я.И. Баран и представителем военной приемки АБТУ РККА на заводе № 183 П.П. Байковым были сделаны следующие выводы:

«Проведенные испытания показали, что машина, оборудованная гусеничными лентами из литых траков стали Гатфильда [Гадфильда] за все время испытания (417 км) остановок и аварий по вине гусеничных лент не имела. Работа литой гусеницы на машине проходила нормально, без заклиниваний, соскакиваний и прочих дефектов, и в основном, была аналогична работе штампованной гусеницы.
Результаты сборки и испытаний литой гусеницы выявили необходимость проведения следующих мероприятий:
1 – Устранение литейных пороков траков (трещины и крупные раковины).
2 – Получение более чистых отливок, обеспечивающих нормальное сопряжение траков в проушинах и свободное их относительное проворачивание на пальцах, без индивидуальной подгонки траков, которая имела место при сборке испытываемой гусеницы.
3 – Обеспечение чистоты отверстий проушин траков для лучшей приработки пальцев.
4 – Проведение усиления гребневого трака у подножия гребня для исключения появления трещин в указанных местах.
Считаем, что проведенные испытания подтвердили полную возможность применения на маш. "А-34"
[Т-34] литой гусеницы из ст. Гатфильда взамен штампованной и с приведением вышеперечисленных мероприятий литая гусеница будет пригодна для эксплоатации на машине "А-34".
Литая гусеница, как не требующая механической обработки и дорогостоящего штамповочного оборудования, является нетрудоемкой в изготовлении и экономически выгодной.
Что же касается срока службы литой гусеницы, то для дачи окончательного заключения необходимо гусеницу, изготовленную с учетом всех указанных мероприятий, подвергнуть испытаниям на гарантийный километраж в летних условиях. Одновременно считаем необходимым, продолжать испытания первой гусеницы, прошедшей 417 км, до ее окончательного износа, согласно имеющийся программы, для определения влияния выявленных дефектов на работоспособность гусеницы»
.

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1181. Л. 126]

3 июня 1940 г. вышеупомянутый отчет с препроводительным письмом № СО2854 был отправлен с завода № 183 в АБТУ РККА и Главспецмаш НКСМ для принятия решения о вводе литых траков в серийное производство.
29 июня 1940 г. начальник 8-го отдела АБТУ РККА военинженер 1 ранга С.А. Афонин направил начальнику Главспецмаша НКСМ Г.С. Суреняну и директору завода № 183 Ю.Е. Максареву письмо № 74005с следующего содержания:

«Хотя предварительные испытания литой гусеницы дали ряд положительных результатов, но несмотря на это окончательного вывода о введении на серийное производство сделать нельзя, так как пройденный километраж за время испытаний (417 км) недостаточен.
АБТУ КА считает необходимым испытываемый образец литой гусеницы подвергнуть испытанию до полного износа. Необходимо устранить указанные в отчете недоработки по тракам и изготовить 2 комплекта этой гусеницы, которые подвергнуть испытанию на гарантийный километраж на танках, предъявленных госкомиссии для испытания двигателя М-250»
.

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1181. Л. 117]

Дальнейший ход событий показал, что во время испытаний литых траков на гарантийный километраж, проведенных одновременно с государственными испытаниями дизеля М-250 в августе – сентябре 1940 г., все литые траки бездефектно проработали до 600 – 700 км, а часть траков выдержала испытание на дистанции в два раза большей. Однако из-за недостаточного гарантийного срока службы литые траки производства СТЗ руководством АБТУ РККА в 1940 г. не были утверждены для серийного производства. Но, исходя из экономических и технологических соображений, а также в надежде на то, что металлургам СТЗ удастся в кратчайшие сроки улучшить качество литых траков и добиться требуемых показателей по гарантийному ресурсу (до 2000 км), до конца 1940 г. на машины установочной партии и все серийные танки Т-34, вместо утвержденных АБТУ РККА штампованных устанавливались литые траки производства СТЗ, изготовленные по чертежам 34.44.004 и 34.44.005.
Наряду с вышеуказанным, в мае 1940 г. в отделе «500» и КБ-520 завода № 183 были проведены и другие опытно-конструкторские работы. Из сводки старшего военного представителя на заводе № 183 военинженера 2 ранга Д.М. Козырева по опытным работам за май 1940 г.:

«3. В Мае мес. проводились испытания машины А-7М [БТ-7М] с гарантийным двигателем В-2 на 150 часов работы. Машина прошла 2050 клм. Двигатель проработал 65 часов, после чего испытания были прекращены по причине выхода из строя двигателя (пробивание газов). Параллельно с этим, на этой же машине испытывались заменители, в том числе и чугунный картер коробки передач. Машина с этой коробкой прошла 800 клм. после чего треснул картер. В настоящее время готовится к постановке на другую машину А-7М 2-я коробка с чугунным картером, более прочная.
4. Готовится к испытанию машина с заменителями цветных металлов, испытания которой начнутся в первых числах Июня мес.
5. Производилась дефектировка деталей маш. А-5
[БТ-5], на которую должен устанавливаться двигатель В-3 (шестицилиндровый). Задержка в восстановлении этой машины заключается в том, что заводы № 75 и № 183 не могут окончательно договориться в какой степени необходима модернизация этой машины.
6. Собирается машина А-7М с двигателем завода № 75 с гарантией на 150 час. работы.
7. Трактор "ВОРОШИЛОВЕЦ" с дизелем В-3 (шестицилиндровым) смонтирован и прошел обкаточный пробег. В результате пробега было обнаружено ряд дефектов отдельных агрегатов трансмиссии. В настоящее время трактор восстанавливается и будет готов к заводским испытаниям 2 – 3 Июня с.г.
8. За Май мес. частично проводились испытания гарантийного трактора "ВОРОШИЛОВЕЦ" № 68, задержка испытаний этого трактора была вследствие отказа завода № 183 от испытания его за свой счет, т.к. в договоре на трактора не было предусмотрено испытание гарантийного трактора. В настоящее время испытание трактора возобновилось. Кроме того по трактору "ВОРОШИЛОВЕЦ" производится испытание ряда опытных агрегатов и заменителей цветных металлов.
9. В конструкторском бюро "520" ведется разработка чертежей на установку огнемета на машину А-34. Все детальные чертежи должны быть готовы и спущены в производство к 1 Июля 1940 г.
10. Ведется разработка чертежей технического проекта трактора на базе машины А-34»
.

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1181. Л. 130 – 131]

В еще одной сводке, отправленной своему руководству днем раньше, 30 мая 1940 г., Д.М. Козырев, докладывая о состоянии дел по изготовлению установочной партии танков Т-34 в отделе «500», сообщил следующее:

«На 30 мая с.г. изготовлено: 4 корпуса, из них один отправлен Сталинградскому заводу, три находятся на сборке.
Из-за отсутствия материала на лопатки вентилятора, последний задержался в производстве и только 29/V-40 г. был изготовлен, так же задерживаются в производстве башни, первая башня, которая будет готова 31/V-40 г. будет отправлена Сталинградскому заводу. Кроме этого на первую машину нет несколько наименований деталей, которые в основном изготовляются взамен брака, в это число входят и броневые трудоемкие детали (крышка бортовой передачи и защита ДТ), последние после термообработки дали трещины и были забракованы. В настоящее время изготовлена новая партия этих деталей, и образцы отправлены в Мариуполь на обстрел. Материалы обстрела еще не поступили.
По всем этим причинам выпуск первой машины может задержаться до 10/VI-40 г.
По обеспеченности всех 10 машин имеем следующее:
1. Нет совсем на заводе ШАУ
[шаровых артиллерийских установок для спаренного с пушкой пулемета ДТ], подъемных механизмов и стопоров пушки.
2. Стартеров имеется – 5 штук.
3. Приводов – на 2 машины.
4. Резина колес
[опорных катков] – на 2 машины.
5. К рациям нет совсем телекодов и новых штыревых антенн.
Во всем остальном есть полная обеспеченность»
.

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1176. Л. 107]

Здесь следует отметить, что в начале июня 1940 г. произошло два важных события, непосредственно связанных с историей танка Т-34. Первым из них стало подписание «Акта по передаче командования Авто-бронетанковым Управлением КА», состоявшееся 6 июня 1940 г. в Москве. Приказом народного комиссара обороны СССР С.К. Тимошенко на должность начальника АБТУ РККА был назначен генерал-лейтенант танковых войск Я.Н. Федоренко, занимавший до этого должность начальника автобронетанковых войск Киевского особого военного округа (КОВО). Этим же приказом бывший начальник АБТУ РККА генерал-полковник танковых войск Д.Г. Павлов был назначен на должность командующего войсками Белорусского особого военного округа (БОВО). С этого дня становление и дальнейшее совершенствование легендарной боевой машины – танка Т-34 происходило при непосредственном участии Я.Н. Федоренко.
Второе важное событие в истории танка Т-34 произошло 7 июня 1940 г., в этот день вышло совместное Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) № 976-368сс «О производстве танков Т-34 в 1940 году», в котором, в частности, было указано:

«Придавая особо важное значение оснащению Красной Армии танками Т-34, Совет Народных Комисаров СССР и ЦК ВКП(б) постановляют:
Обязать Народного комиссара среднего машиностроения тов. Лихачева И.А.:
а) изготовить в 1940 году – 600 танков Т-34, из них:
на заводе № 183 (им. Коминтерна) – 500 шт.;
на Сталинградском Тракторном – 100 шт.»
.

[ГАРФ. Ф. Р-5446. Оп. 1в. Д. 523. Л. 216]

Таким образом, как уже отмечалось в предыдущей главе, по сравнению с программой, определенной Постановлением Комитета обороны при СНК СССР № 443сс от 19 декабря 1939 г., согласно Постановлению СНК СССР и ЦК ВКП(б) № 976-368сс завод № 183 в 1940 г. должен был увеличить выпуск «тридцатьчетвёрки» в 2,5 раза, а СТЗ – в 5 раз.
Для обеспечения выполнения Постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) № 976-368сс народным комиссаром среднего машиностроения И.А. Лихачевым 11 июня 1940 г. был издан приказ по наркомату № 120с. Этим приказом до руководства завода № 183 доводился новый план по выпуску танков Т-34 в 1940 г., согласно которому завод должен был выпустить в июне – 10, июле – 20, августе – 30, сентябре – 80, октябре – 115, ноябре – 120 и декабре – 125 танков Т-34.
Интересный факт – за два дня до принятия Постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) № 976-368сс, 4 июня 1940 г. начальник АБТУ РККА Д.Г. Павлов направил народному комиссару среднего машиностроения И.А. Лихачеву с препроводительным письмом № 73381с экземпляр отчета по войсковым испытаниям двух танков А-34. В препроводительном письме Д.Г. Павлов просил И.А. Лихачева дать указание заводу № 183 о скорейшем устранении всех недостатков танка Т-34, выявленных во время войсковых испытаний, а также настаивал на том, чтобы «в этом 1940 году обеспечить выпуск танков Т-34 по заводу № 183 не менее 500 штук». Кроме этого, 3 июня 1940 г. в АБТУ РККА был подготовлен приказ № 025с, обязывавший сотрудников управления и военной приемки взять на особый контроль выполнение промышленностью новой программы по выпуску танков, при этом оказывая заводам всю возможную помощь. Этот приказ 7 июня 1940 г. в день выхода Постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) № 976-368сс был подписан Д.Г. Павловым на тот момент уже передавшим дела Я.Н. Федоренко. Вот текст этого приказа:

«Подводя итоги совещания, проведенного мною 2.6.40 г., основной задачей ставлю: путем повседневного систематического контроля и реальной помощи заводам – добиться полного, качественного выполнения и в указанные сроки плана выпуска танков "КВ" и "Т-34".

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Начальнику 8 отдела Военинженеру 1 ранга тов. АФОНИНУ обеспечить срочную доводку танков до полного соответствия их тактико-техническим требованиям и отработку чертежей на серийный выпуск. 5, 15 и 25 числа каждого месяца докладывать мне сводные данные по обеспеченности заводов броней и по выполнению заводами работ по доводке танков на серийное производство.
Для обеспечения систематического контроля по доводке машин закрепить ведущих инженеров:
а) по танку "КВ" – Военинженера 3 ранга тов. ВОРОШИЛОВА,
б) по танку "Т-34" – Майора тов. ПАНОВА,
в) по танку "СП" – Майора тов. КОВАЛЕВА,
г) по мотору В-2 форсир. Военинженера 3 ранга тов. ЛАВРУШЕНКОВА.

2. Начальнику 4 отдела Военинженеру 1 ранга т. АЛЫМОВУ 5, 15 и 25 числа каждого месяца докладывать мне сводные данные по выпуску танков танкостроительными заводами.
Потребовать от заводов составления инструкций по "КВ" и "Т-34". Инструкция должна быть краткой, указывающей что, где, когда и как нужно делать по обслуживанию, эксплоатации и ремонту машин, как в стационарных, так и в полевых условиях, дополняя содержание отдельными рисунками и схемами. Инструкцией должен снабжаться каждый серийный танк, начиная с первой машины.
Для обеспечения систематического контроля за серией закрепить ведущих инженеров:
а) по танку "КВ" – Военинженер 3 ранга т. КАУЛИН,
б) по танку "Т-34" – на заводе № 183 Военинженера 3 ранга т. ГОРЮШКИНА,
в) по танку "Т-34" на СТЗ Военинженера 2 ранга т. СИВОВА.

3. Начальнику 4-го отдела Военинженеру 1 ранга т. АЛЫМОВУ со всеми ведущими инженерами по всем машинам, в том числе и для "КВ" и "Т-34" поставить задачу перед Главспецмашем и директорами всех заводов и добиться в кратчайший срок выполнения по следующим вопросам:
а) Помимо имеющихся мощностей подыскать и определить предприятия, на которых можно дополнительно или вновь разместить для производства, как наиболее дефицитные, так и необходимые запасные части ко всем машинам.
б) Окончательно отработать и составить для машин "КВ" и "Т-34" комплекты ЗИПа и инструмента по машинам, включив в них самое необходимое.
Начальникам 3 отдела и 7-го отдела с ведущими инженерами по этим отделам, отработать комплект инструмента и приспособлений, необходимых для ремонта машин КВ и Т-34, как средствами мастерских типа А, Б, В, АРВБ, так и на ремонтных базах, определив последние для производства капитального ремонта указанных машин.

4. Военпреды танкостроительных и броневых заводов должны направить всю свою работу на выполнение программы выпуска машин. Качество выпускаемых машин должно соответствовать требованиям АБТУ Красной Армии.
В случаях затруднений по линии кооперации с другими заводами, надо помочь основным танкостроительным заводам через приемки кооперированных заводов, обеспечить своевременность донесений и оперативность в деле бесперебойного снабжения кооперированными материалами по всем танкам.
Старшим военпредам АБТУ КА Военинженерам 2 ранга т.т. ШПИТАНОВУ, ДМИТРУСЕНКО, КОЗЫРЕВУ, ФЕДОРОВУ, ЛЕВИНУ, ЗУХЕРУ и Военинженеру 3 ранга тов. МОРОЗОВУ каждую декаду доносить мне по вопросам:
а) отработка чертежей машин серийного выпуска.
б) отработка технологии производства.
в) подготовка штампов, приспособлений и инструментов.
г) обеспеченность станочным оборудованием.
д) график выпуска по месяцам и выполнение.
е) причины невыполнения отдельных работ и мероприятия.
Старшим военпредам предлагаю принять непосредственное участие в составлении инструкции к машинам, обеспечив выпуск ее с первым серийным танком.
Моим помощникам Комбригу т. ПАНФИЛОВУ и Военинженеру 1 ранга тов. КОРОБКОВУ докладывать мне ежедекадно о ходе выполнения всех работ, принимая решительные меры к устранению всех недостатков.
Служебное соответствие и работу состава АБТУ КА и лиц военпредовской приемки буду оценивать по действительным результатам выполнения правительственного постановления по выпуску танков»
.

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1038. Л. 33 – 35]

Столь категоричный тон приказа № 025с был вызван, прежде всего, всё нараставшей угрозой со стороны нацистской Германии и её союзников. Вторая мировая война или, как её называли в то время в СССР – Вторая империалистическая война, всё больше и больше разворачивалась в Европе. На западе вермахт громил французские войска, на севере 10 июня 1940 г. завершилась военная операция по оккупации немецкими войсками Норвегии, и в этот же день фашистская Италия объявила войну Англии и Франции.
После ознакомления с приказом № 025 в части его касавшейся, старший военный представитель АБТУ РККА на заводе № 183 военинженер 2 ранга Д.М. Козырев 12 июня 1940 г. направил своему руководству в АБТУ РККА два письма. Первое письмо № 276с, направленное начальникам 4-го и 8-го отделов АБТУ РККА военинженерам 1 ранга Н.Н. Алымову и С.А. Афонину являлось декадной сводкой о выполнении заводом № 183 новой программы по танкам Т-34 и о подготовке производства к их серийному выпуску:

«Для реализации Постановления Правительства и ЦК ВКП(б) по выпуску танков Т-34 необходимо принять чрезвычайные меры в деле организации производства на заводе № 183 и на кооперируемых заводах.
Состояние подготовки производства на 10 Июня т.г.
I. Чертежами и временными техническими условиями все производственные участки будут обеспечены к 12 – 15 Июня.
II. ТЕХНОЛОГИЯ: разработка технологических процессов закончена. Идет проектирование и изготовление приспособлений, штампов и специнструмента.
1. К 1 Июля должно быть разработано около 1000 первоочередных наименований штампов и приспособлений.
2. В настоящее время разработано 537 наименований, сделано 250 наименований.
3. Основное затруднение в изготовлении инструмента на заводе № 183, а так же на других заводах кооперирующие его (СТЗ, ХТЗ, ЗИС и 1 ГПЗ) заключается в недостатке инструментальных сталей.
III. Капитальное строительство и реконструкция отделов 100 и 700 до настоящего времени развернуты слабо, только к 20 Июня т.г. намечено закончить установку 2-х стендов для сварки корпусов Т-34.
IV. Состояние работ по выполнению Июньской и Июльской программ:
1. Завод запланировал сборку машин в количестве 20 штук (Июльская программа) производить в отделе 500 по технологии опытной серии, такое решение может затянуть период освоения серийного выпуска танков Т-34. Поэтому заводу предложено сборку машин А-34 начиная с программы Июля мес. одновременно с маш. А-7 производить на старом конвейере отдела 100 (расширив при этом колею конвейера). Одновременно с этим вести постройку новой конвейерной ленты и постепенно вводить в производство новое оснащение.
2. На сегодня заводом изготовлено 5 корпусов и одна башня, из них один комплект был послан СТЗ, остальные корпуса и башни будут готовы в конце Июня мес. т.г. Для ускорения выпуска корпусов и башен необходимо Мариупольскому заводу выслать бригаду на завод № 183 по налаживанию технологического процесса литых броневых деталей.
3. Сборку машин Т-34 могут задержать: гусеница, грузошины, радиаторы, вентиляторы, стекла "ТРИПЛЕКС" и зеркала, стартеры, спаренная шаровая установка и др.
НЕОБХОДИМО:
а) Немедленно принять меры по налаживанию производства по выпуску стартеров. Опытный стартер СТ-700 при испытании показал неудовлетворительные результаты и для эксплоатации не пригоден.
б) Ускорить отливку более крупной серии траков из стали Гатфильда на СТЗ.
в) Ускорить высылку на завод № 183 спаренной шаровой установки (ШАУ).
г) Заводу Красный Треугольник немедленно отгрузить необходимое количество грузолент на первые десять машин.
д) Необходимо добиться планомерного снабжения завода № 183 листовой сталью (30ХМА для лопаток вентилятора). В настоящее время этого материала на заводе нет.
е) Необходимо передать изготовление подшипников №№ 1494, 1495 и 1496 на I ГПЗ по чертежам завода № 183.
V. Со стороны Военной приемки АБТУ КА для обеспечения выполнения Правительственного задания по выпуску маш. А-34 мною приняты следующие меры:
а) Выделены работники приемки для контроля проведения в сроки капитального строительства и реконструкции цехов, техпроцессов, приспособлений, инструмента, техдокументации, обеспечения по линии снабжения и кооперации с другими заводами.
б) Все остальные работники приемки всех отделов ведут контроль за изготовлением в сроки деталей, механизмов и узлов на своих участках.
в) Военпредам кооперирующих заводов: Красный Треугольник, СТЗ и АТЭ, которые могут задерживать выпуск первой серии машин А-34, посланы телеграфные запросы об ускорении отгрузки необходимых деталей.
Следующая очередная сводка о ходе производства маш. А-34 будет дана за вторую декаду Июня мес.»
.

[Ф. 38. Оп. 11355. Д. 32. Л. 12 – 13]

Во втором письме № 272с, адресованном только начальнику 4-го отдела АБТУ РККА Н.Н. Алымову, Д.М. Козырев просил добиться отмены решения директора завода № 183 Ю.Е. Максарева об изготовлении в июле 1940 г. двадцати танков Т-34 в отделе «500» по технологии, разработанной для установочной партии. В письме Д.М. Козырев предлагал производство этих машин организовать в отделе «100» параллельно с производством танков БТ-7М, при этом сократив программу по БТ-7М ориентировочно на 150 машин. В противном случае освоение серийного производства танков Т-34, по мнению Д.М. Козырева, могло сильно затянуться, что ставило под угрозу выполнение программы 1940 г.
Однако руководство АБТУ РККА не поддержало предложения Д.М. Козырева, решив предоставить право заводу № 183 самому решать, в каком отделе и по какой технологии организовывать производство танков Т-34 июльской программы.
Во второй половине июня 1940 г. военно-политическая обстановка в Европе продолжала накаляться – 22 июня Франция капитулировала перед нацистской Германией. Французская армия, считавшаяся одной из сильнейших в мире, даже в союзе с Великобританией не смогла отразить Германский «блицкриг». Сорок суток понадобилось немцам, чтобы поставить Францию на колени.
Наблюдая за «достижениями» Германии, руководство нашей страны было вынуждено принять ряд мер по укреплению обороноспособности государства. Уже 25 и 26 июня 1940 г. на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) были рассмотрены вопросы о повышении трудовой дисциплины, об увеличении продолжительности рабочего дня и о переводе всех предприятий и учреждений на семидневную рабочую неделю, а также был заслушан проект обращения Всесоюзного Центрального Совета Профессиональных Союзов (ВЦСПС) ко всем рабочим и работницам, инженерам, техникам и служащим, ко всем членам профессиональных союзов.
Необходимо отметить, что в СССР начиная с 1931 г. на большинстве предприятий и учреждений действовала шестидневная рабочая неделя («шестидневка») с фиксированными днями отдыха, приходившимися на 6, 12, 18, 24 и 30 число каждого месяца. При этом 1 марта использовалось вместо 30 февраля, а каждое 31 число являлось дополнительным рабочим днем.
В связи с тем, что заслушанный на заседании Политбюро проект обращения ВЦСПС ко всем трудящимся напрямую касался работников оборонной промышленности, участвовавших в оснащении Красной Армии современным вооружением, в том числе и новыми танками Т-34, будет уместным привести текст обращения полностью:

«Товарищи!
Капиталистический мир вновь потрясен мировой войной.
Вторая империалистическая война уже захватила в свою орбиту больше половины населения земного шара. Во всем капиталистическом мире – в Европе и Азии, Америке, Африке и Австралии – промышленность, транспорт, сельское хозяйство целиком подчинены интересам войны. До отказа завинчен пресс капиталистической эксплуатации, рабочий работает по 10 – 12 и больше часов в сутки, отменены все воскресные и праздничные дни. Путем такой всеобщей военизации хозяйства империалистические государства колоссально повысили производство всех видов вооружения.
Таким образом, возросла военная опасность для нашей страны; международная обстановка стала чревата неожиданностями.
В этих условиях наша страна, верная политике мира, обязана в интересах народов СССР еще больше усилить свою оборонную и хозяйственную мощь. Наша страна не может быть менее подготовлена в производстве предметов вооружения и других необходимых товаров, чем капиталистические страны. Мы должны стать во много раз сильнее, чтобы быть всесторонне готовыми к любым испытаниям. Мы должны стать еще более могущественной страной как в хозяйственном, так и в военном отношении. Наша задача - еще больше крепить оборону страны, крепить Красную армию, Военно-Морской и Воздушный флот, совершенствовать и увеличивать их вооружение, крепить социалистическую промышленность, снабжающую Красную армию всем необходимым. Мы обязаны напрячь все силы для дальнейшего развития индустрии, для укрепления нашего государства. Нам нужно больше металла, угля, нефти, больше самолетов, танков, пушек, снарядов, больше паровозов, вагонов, станков, автомобилей, больше продукции всех отраслей нашего народного хозяйства!
Для дальнейшего укрепления оборонной мощи своей Родины рабочий класс СССР должен пойти на необходимые жертвы. Всесоюзный Центральный Совет Профессиональных Союзов считает, что нынешний 7 – 6-часовой рабочий день на наших предприятиях и в учреждениях в настоящее время недостаточен для выполнения задач, стоящих перед советской страной. Если в капиталистических странах рабочий вынужден работать по 10 – 12 часов в сутки на буржуазию, то наш советский рабочий может и должен работать больше, чем сейчас, по крайней мере 8 часов, ибо он работает на себя, на свое социалистическое государство, на благо народа.
Всесоюзный Центральный Совет Профессиональных Союзов считает, что в данных условиях должна быть увеличена продолжительность рабочего дня для рабочих и служащих во всех государственных, кооперативных и общественных предприятиях и учреждениях и доведена до восьми часов. Необходимо продолжительность рабочего дня увеличить:
с семи до восьми часов на предприятиях с семичасовым рабочим днем;
с шести до семи часов – на работах с шестичасовым рабочим днем, за исключением профессий с вредными условиями труда;
с шести до восьми часов – для служащих учреждений;
с шести до восьми часов – для лиц, достигших 16 лет.
Всесоюзный Центральный Совет Профессиональных Союзов считает также, что существующая организация работы на предприятиях и в учреждениях на основе шестидневки снижает выпуск продукции. К тому же переход на шестидневку в городе создал разрыв между трудящимися города и деревни, так как в деревне и до настоящего времени существует семидневная неделя. Необходимо и в городе на государственных, кооперативных и общественных предприятиях и в учреждениях перейти на семидневную неделю.
Эти мероприятия будут серьезным шагом к дальнейшему укреплению хозяйственной и оборонной мощи советской страны. Каждый рабочий, каждая работница хорошо знают, что лишний час работы и переход на семидневную неделю дадут дополнительное количество продукции. Увеличение рабочего дня и числа рабочих дней даст нашей стране дополнительно сотни тысяч тонн нефти, угля, руды и металла, тысячи новых станков, пушек, самолетов, танков и прочих машин, на сотни миллионов рублей товаров широкого потребления.
И после увеличения на один час рабочий день в СССР по-прежнему останется самым коротким рабочим днем в мире. Он должен стать и самым производительным.
На наших предприятиях и в учреждениях подавляющая масса рабочих и служащих честно и добросовестно относится к своим обязанностям, к выполнению законов о труде и трудовой дисциплине. Но наряду с ними имеется некоторая часть, а именно 3 – 4 % молодых рабочих и служащих, недавно пришедших на производство, которые, пользуясь отсутствием безработицы, уничтоженной советской властью, и злоупотребляя терпением советского государства, перебегают с завода на завод, подрывают дело дисциплины, не желают честно трудиться, пренебрежительно относятся к выполнению требований, установленных законом и одобренных народом. Против этих летунов, прогульщиков и должны быть в настоящее время усилены меры наказания. Социалистическое государство рабочих и крестьян не может терпеть дальше, чтобы эти люди наносили ущерб народному хозяйству. Государство обязано защитить народное хозяйство от дезорганизаторов производства, обязано оградить интересы народа.
Всесоюзный Центральный Совет Профессиональных Союзов считает, что должен быть запрещен самовольный уход рабочих и служащих из государственных, кооперативных и общественных предприятий и учреждений, а также самовольный переход с одного предприятия на другое или из одного учреждения в другое. Всесоюзный Центральный Совет Профессиональных Союзов считает, что рабочие и служащие, самовольно ушедшие из государственных, кооперативных, общественных предприятий и учреждений, должны предаваться суду и по приговору суда подвергаться тюремному заключению, а прогульщики должны караться исправительно-трудовыми работами по месту работы, с удержанием на определенный срок части их заработной платы.
Всесоюзный Центральный Совет Профессиональных Союзов вошел в Правительство СССР и в Президиум Верховного Совета СССР с предложением об увеличении рабочего дня и доведении его до восьми часов, о переходе с шестидневки на семидневную неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и из учреждений. Эти предложения Правительством СССР и Президиумом Верховного Совета СССР одобрены.
Всесоюзный Центральный Совет Профессиональных Союзов призывает весь рабочий класс и всю интеллигенцию использовать до дна все возможности дальнейшего роста производительности труда в СССР, помня слова Ленина о том, что производительность труда – это в последнем счете самое важное, самое главное для победы нового общественного строя. Повысить производительность труда, дать своему государству больше продукции, нужной для роста хозяйственной и оборонной мощи, – в этом первейший долг, обязанность каждого труженика, в какой бы отрасли народного хозяйства он ни работал. Выполнением этого долга каждый гражданин Советского Союза проявляет свой патриотизм, проявляет преданность своей Родине.
Всесоюзный Центральный Совет Профессиональных Союзов выражает уверенность в том, что рабочие и работницы, инженеры, техники и служащие, все члены профессиональных союзов целиком и полностью поддержат эти мероприятия, честно выполнят перед социалистической Родиной свой долг, проявят новые образцы трудового героизма в борьбе за дальнейшее укрепление экономического и оборонного могущества великой страны социализма, в борьбе за новые победы коммунизма, в борьбе за великое дело Ленина – Сталина»
.

[РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 1025. Л. 69 – 73]

Данный проект обращения ВЦСПС ко всем трудящимся СССР 26 июня 1940 г. был утвержден на заседании Политбюро ЦК ВКП(б), а Президиум Верховного Совета СССР в этот же день издал Указ «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и из учреждений». На следующий день Указ Президиума Верховного Совета СССР и обращение ВЦСПС были опубликованы во всех центральных газетах СССР. Несомненно, что мероприятия, перечисленные в Указе от 26 июня 1940 г. в большой мере способствовали увеличению выпуска продукции, в том числе и военной, что вело к укреплению обороноспособности нашей страны.
В Народном комиссариате обороны СССР в июне 1940 г. также были проведены значительные преобразования. В связи с проводившимся в 1940 г. техническим перевооружением Красной Армии и изменением организационной структуры танковых войск, объемы и сложность ставившихся перед Автобронетанковым управлением задач постоянно увеличивались. С целью улучшения управления этими процессами Автобронетанковое управление РККА было решено реорганизовать. Народным комиссаром обороны СССР С.К. Тимошенко 26 июня 1940 г. был подписан приказ № 0128 о реорганизации АБТУ РККА в Главное автобронетанковое управление Красной Армии (далее – ГАБТУ КА). С этого момента ГАБТУ КА стало центральным органом Народного комиссариата обороны СССР, а его начальник – генерал-лейтенант танковых войск Я.Н. Федоренко – стал и начальником автобронетанковых войск (АБТВ) Красной Армии. При этом основные отделы АБТУ РККА были реорганизованы в управления ГАБТУ КА, что повысило их роль и ответственность. В состав ГАБТУ КА стало входить четыре управления – Боевой подготовки, Бронетанковое, Автотракторное и Управление ремонта и эксплуатации, а также три отдела – мобилизационно-плановый, финансовый и отдел кадров.
Хотелось бы отметить, что из-за того, что реорганизация АБТУ РККА в ГАБТУ КА происходила постепенно, в деловой переписке с конца июня по конец июля 1940 г. употреблялись оба наименования – прежнее (АБТУ) и новое (ГАБТУ).
Во второй половине июня 1940 г., в то время когда на высшем уровне принимались меры по увеличению обороноспособности страны, на заводе № 183 продолжались работы по изготовлению установочной партии танков Т-34. Из оперативной сводки старшего военного представителя на заводе № 183 Д.М. Козырева о положении дел по состоянию на 20 июня 1940 г.:

«В сборочном цехе находятся 5 машин, на которых ведутся работы. На всех машинах установлены все главные механизмы и агрегаты (моторы, коробки, бортовые и главные фрикционы, бортовые передачи, водяные и масляные радиаторы, баки и др.).
Две машины прокручены мотором на месте и одна из них в основном готова к пробегу, но не может быть сдана из-за отсутствия ряда дефицитных деталей и механизмов как то: нет траков, шаровой установки спаренной, моторов поворота башен, стекол "ТРИПЛЕКС", стартеров.
На последующие пять машин отсутствуют корпуса и башни, которые должны поступить к 25/VI-40 г.
Изготовление последних задерживается из-за отсутствия сварщиков, так как основное количество сварщиков заняты на корпусах А-7
[БТ-7М], переброска же их на корпуса А-34 [Т-34] до последнего времени Директором завода не разрешалось.
Также отсутствует резина (завод Красный Треугольник г. Ленинград), траки литые (завод СТЗ), стартеры, моторы поворота башни, спаренные шаровые установки, стекла "ТРИПЛЕКС".
Отсутствие этих механизмов и деталей может отразиться на программе Июня мес. Нами всем военпредам заводов, которые подают вышеуказанные детали, посланы телеграммы с просьбой ускорить подачу деталей "34" машины для завода № 183.
При условии поступления всех дефицитных деталей отдел "500" сможет сдать в этом месяце только пять машин, так как сейчас основная задержка из-за подачи корпусов и башен.
Необходимо немедленно прекратить изготовление машин А-7М и приступить к программе по выпуску А-34.
Другое решение вопроса может сорвать программу по этой машине в будущем месяце»
.

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1181. Л. 132]

Через двое суток, 26 июня 1940 г., Д.М. Козырев направил в ГАБТУ КА еще одну оперативную сводку, касавшуюся хода подготовки производственной базы завода № 183 для серийного выпуска танков Т-34 по состоянию на 25 июня 1940 г. В этом документе Д.М. Козырев, в частности, сообщил:

«ТЕХНОЛОГИЯ: Спроектировано приспособлений и штампов первой очереди 1400 наименований, по изготовлению их особых изменений по отношению к сводке от 10/VI-40 г. не произошло. Изготовление штампов, приспособлений и специнструмента задерживают заводы: "ГАЗ", "СТЗ", "I ГПЗ" и "ХТЗ", которые должны изготовить более 1000 наименований приспособлений и штампов, но изготовленных еще нет. К I/VII все техпроцессы первой очереди с нормалей будут спущены в производство и к I/VIII – II очередь.
Капитальное строительство до сих пор полностью не развернуто. Строительные организации не имеют достаточного количества рабсилы, принимаются меры по вербовке рабсилы в других областях, и нет достаточного количества строительных материалов. Материалы согласно решения Правительства еще не поступают.
На заводе имеется полных 16 комплектов брони и 5 комплектов не полных. Сварено корпусов 7, башен 3, в сварке корпусов 3, башен 7 (не считая отправленных на СТЗ 1 корпус и 1 башня), машин в сборе 5.
Договор на поставку брони с Марзаводом заключен 15/VI. Марзавод отказался изготавливать из литой брони детали 34-29-019, передняя защита ДТ и дет. 34-16-003 крышка бортовой передачи. Необходимо влияние на Марзавод через НКСМ.
Завод СТЗ из 90 наименований заготовок и дет. не выполнил ничего, траков должен поставить к I/VII 11.100 шт., 25/VI отправил всего 200 шт.
Водяные радиаторы по последнему решению НКСМ должен поставлять завод "ЗИС", к I/VII должно быть изготовлено 70 радиаторов, но пока нет ни одного.
Обрезиненных бандажей колес есть всего на 4 машины и на 6 машин бандажей для заливки направлено заводу Кр. Треугольник. На последующие машины бандажи будут изготавливать заводы: Людиновский, Проводник Ивторфмаш. Заливку должен производить "ЯРАК".
По стартерам СТ-700 нет никакой обеспеченности, первая партия 5 шт. оказалась не годная, необходимо принять срочные меры по улучшению конструкции и выпуску.
По изготовлению подшипников на 1 ГПЗ №№ 1494, 1495 и 1496 задания не дано, подшипники №№ 1494 и 1496 будут поставлены серийные, № 1495 пока будет изготавливать завод № 183, в дальнейшем необходимо добиться изготовления его на 1 ГПЗ.
Номенклатура запчастей по А-34 будет разработана к 15/VII, наставление по А-34 к I/X, каталог запчастей к I/XI, инструкция 1 часть по маш. А-34 разработана для согласования 26/VI направляется в АБТУ.
Для отработки укладки возимого комплекта на маш. прошу срочно выслать табель личного имущества экипажа и опись ЗИПа вооружения»
.

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1181. Л. 139 – 140]

Жёсткий прессинг заводов, задействованных в производстве танка Т-34, со стороны ГАБТУ КА к концу июня увенчался пусть и не полным, но всё же успехом. Коллективу отдела «500» завода № 183 удалось изготовить и сдать военной приемке первые четыре танка Т-34 установочной партии. Именно с сообщения об этой хорошей новости начал «сводку за июнь месяц 1940 г.» о выпуске танков Т-34 старший военный представитель ГАБТУ КА на заводе № 183 военинженер 2 ранга Д.М. Козырев:

«1. 4 машины собраны и приняты Военпредовским пробегом. Две из них 2 Июля отправляются заводу № 8 (без башен).
2. Изготовлено всего корпусов – 10 шт. Башен – 5 шт.
3. На все первые десять машин имеются все детали за исключением:
а) Нет грузолент. Поставляет Красный Треугольник и ЯРАК.
б) Нет стекол триплекс и зеркал для смотровых приборов.
в) Нет спаренной шаровой установки для пулемета.
г) Не проведены испытания оснований смотровых приборов обстрелом.
Выше перечисленные пункты задерживают окончательную укомплектовку машин.
Со стороны АБТУ КА необходимо принять срочные меры по высылке на завод № 183 шаровой установки к спаренной системе.
4. Во время пробегов были обнаружены следующие дефекты:
а) Полетел привод к стартеру – не правильная механическая обработка червяка и шестерни.
б) Заедание натяжного механизма гусеницы – не правильная технологическая обработка червяка и шестерни.
в) Заедание тяги главного фрикциона.
г) Ненормальная работа пневматического сервоуправления – регулировка.
д) Полетела подушка стартера – конструктивный недостаток.
е) Трудное включение 1-й и 2-й передачи и ряд других мелких дефектов.
По вышеуказанным дефектам принимаются меры к их устранению, как со стороны производства, так и со стороны Конструкторского бюро.
5. Обеспеченность июльской программы:
а) Большинство деталей Июльской программы на заводе № 183 будут делаться еще не по серийной технологии, отсюда может быть задержка в механической обработке.
б) Ряд заводов, в т.ч. завод № 75 и СТЗ не обеспечат завод № 183 штампованными заготовками на Июльскую программу.
в) Завод ЗИС не обеспечит Июльскую программу водяными радиаторами, необходимо заводу № 183 изготовлять кустарным способом у себя на заводе.
Вышеперечисленные вопросы будут тормозить выпуск машины Т-34, поэтому необходимо принять меры для скорейшей поставки заводу № 183 материалов, заготовок и готовых деталей»
.

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1181. Л. 141 – 142]




Фотографии общих видов танка Т-34 установочной партии

Указанные в сводке Д.М. Козырева два танка Т-34 без башен 3 июля 1940 г. были отправлены на подмосковный артиллерийский завод № 8 для проведения опытных работ по созданию самоходных артиллерийских установок (САУ) на базе танка Т-34 – на этих машинах планировалось произвести опытную установку 85-мм зенитных пушек. Однако, проектные работы по установке 85-мм зенитной пушки на шасси танка Т-34 не дали положительных результатов, и в связи с этим в сентябре 1940 г. оба танка в первозданном виде вернулись на завод № 183.
В сводке по опытным работам, проводимым в отделе «500» в июне 1940 г. параллельно с изготовлением установочной партии танков Т-34, Д.М. Козырев своему начальству сообщил следующее:

«1. Провели испытание 2-х машин А-7М [БТ-7М] № 0314-2 и 903-03 с заменителями, на эти машины были установлены ряд деталей из чугуна вместо бронзы и алюминия, а также часть деталей из менее дефицитных сталей вместо деталей легированной стали. Испытания закончены, в настоящее время идет микрометраж.
2. Закончено испытание гарантийной машины А-7М № 327-45. Машина выдержала гарантийный километраж 3000 клм. Оформление отчета по испытанию этой машины заканчивается.
3. Закончено испытание 2-х двигателей 75 завода с гарантией на 150 час. работы. Двигатели были установлены на машины А-7М №№ 0890-3 и 442-55.
Первый двигатель прошел около 70 час. и был снят ввиду сильного пробивания газов наружу, в соединение между блоком цилиндров и головкой. Второй прошел 125 час., после чего также появилось сильное пробивание газов в воду, вследствие чего вода из системы охлаждения выбрасывается через редуктор.
На этих же двигателях повторялся хронический дефект дизеля – это поломка муфты опережения.
4. Проводится испытание на маш. Т-34 № 0311-11-3 литой гусеницы из стали Гатфильда, механического управления, вместо пневматического серво и усиленного вентилятора.
5. Идет восстановление машины А-5 с двигателем В-3. Работа идет очень медленно, вследствие загрузки отдела 500 выпуском маш. Т-34, кроме этого восстановление этой машины затрудняется тем, что отсутствуют чертежи и детальные описи. Ориентировочно восстановление машины будет закончено 10-го Июля.
6. Продолжаются испытания гарантийного трактора "ВОРОШИЛОВЕЦ" № 68, осталось пройти тяговыми испытаниями 700 клм.
7. Идет испытание трактора № 7 с дизелем В-3, испытание будет окончено в первых числах Июля.
8. Собирается трактор № 207 с деталями из заменителей легированных сталей и бронзы. Испытание начнется в первых числах Июля м-ца.
9. Выполнение договора завода № 183 с Химуправлением на установку огнемета на машину Т-34 задерживается. В белках сборные чертежи готовы, необходимо заводу со стороны Химуправления КА дать заключительную консультацию, после чего технический проект направить на утверждение. Остальные чертежи могут быть готовы в первых числах Августа мес.
10. Разработка технического проекта по новому трактору (на базе Т-34) закончено. Идет копировка сборных чертежей и разработка детальных чертежей. Разработка детальных чертежей может быть закончена к 10 – 15 Августа. Задержка в выпуске чертежей заключается в недостатке копировщиков.
11. Ведется изготовление деталей пневмо на тракторе "ВОРОШИЛОВЕЦ". Два образца могут быть собраны в течении Июля мес.»
.

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1181. Л. 148 – 149]

Таким образом, в июне 1940 г. заводу № 183 удалось изготовить и сдать заказчику 4 танка Т-34, что составило 40 % от месячного и квартального плана по этой машине. Кроме 4 танков Т-34 во втором квартале 1940 г. заводом № 183 было изготовлено и сдано по договорам с АБТУ РККА:
– линейных танков БТ-7М – 163 шт.;
– танков БТ-7М, оборудованных радиостанциями – 134 шт.;
– запасных частей для танков БТ-5 и БТ-7 на сумму 3736800 рублей;
– запасных частей для танков Т-35 на сумму 149639 рублей;
– главных фрикционов, установленных на двигатели М-17Т для танков БТ-7 – 42 шт.;
– главных фрикционов для танков БТ-5 – 92 шт.;
– 3-ступенчатых коробок передач для танков БТ-7 и БТ-7М – 5 шт.
По договорам с ГУВС НКВД и НК ВМФ во втором квартале заводом № 183 было изготовлено и сдано 72 танка БТ-7М с двигателем М-17Т.


Предыдущая глава << 3. Начало освоения серийного производства танков Т-34 >> Следующая глава

© Макаров А.Ю., Желтов И.Г., 2017 – 2018
При любом использовании размещенных на данном сайте документов - обязательно указывать архивные реквизиты: архив, фонд, опись, дело, лист.
При любом использовании размещенного на данном сайте авторского текста - обязательно указывать имя автора и ссылку на сайт "Т-34 Информ"
Защищено законом по авторским правам.
Наша почта: email@t34inform.ru