Публикации > Желтов И.Г., Макаров А.Ю. "Харьковские «тридцатьчетверки»" На Главную страницу


Предыдущая глава << 5. В поисках лучшей связи >> Следующая глава

Желтов И.Г., Макаров А.Ю.

5. В поисках лучшей связи

Основными средствами внешней и внутренней связи опытных образцов танка Т-34 – танков А-34 являлись коротковолновая радиостанция 71-ТК-3 с умформерным питанием и танковое переговорное устройство ТПУ-2.
Устройство радиостанции 71-ТК-3 и танкового переговорного устройства ТПУ-2 подробно описано в главе 7 «Общее устройство танка А-20» книги «От легких танков БТ к среднему танку Т-34», а также в документе «Временная инструкция к радиостанции "71 ТК-3"», размещенном в разделе «Документы / Средства радиосвязи и танковые переговорные устройства».
Установка радиостанции 71-ТК-3 в танках А-34 была выполнена в нише башни. Приемник радиостанции в амортизационном каркасе располагался в правой (по ходу движения танка) части ниши башни за спинкой сиденья заряжающего, а передатчик в амортизационном каркасе – в левой стороне за спинкой сиденья командира танка. Амортизационные каркасы приемника и передатчика крепились к днищу ниши башни болтами, в каждом каркасе имелось место для укладки защитных крышек приемника или передатчика, снимавшихся с их лицевых сторон во время работы на радиостанции. На каркасе передатчика на четырех резиновых амортизаторах был установлен умформер РУН-75, а на каркасе приемника – умформер РУН-10. Главный переключатель располагался на внутренней стороне заднего листа крыши башни, на котором также был установлен и антенный ввод. Приемник радиостанции с помощью двух- и трехжильных проводов был соединен с аппаратом № 1 танкового переговорного устройства ТПУ-2, через который командир машины осуществлял внешнюю связь. Танковое переговорное устройство ТПУ-2 так же обеспечивало двухстороннюю телефонную и световую сигнальную связь между командиром танка и механиком-водителем, на рабочем месте которого был установлен аппарат № 2. К каждому аппарату (№ 1 и № 2) подсоединялись шедшие в комплекте ТПУ-2 микрофон типа МА и головные телефоны ТГШ, которые вкладывались («заделывались») в шлемофон. Между собой аппараты ТПУ-2 были соединены через вращающееся контактное устройство ВКУ-3А шестижильными кабелями.
В связи с тем, что радиостанция 71-ТК-3 размещалась в нише башни, командиру танка и заряжающему, в дополнение к их основным обязанностям добавлялась еще одна – обслуживание радиостанции. Учитывая, что командир танка Т-34 одновременно являлся и наводчиком, полноценно выполнять обязанности радиста во время боя он не мог, что в свою очередь приводило к «отсутствию связи в боевом и даже походном положении». Поясняя данный тезис, майор И.Г. Панов в конце июля 1940 г. в своем докладе начальнику 8-го отдела АБТУ РККА С.А. Афонину отметил следующее:

«Командир в бою наблюдает за полем боя, ведет огонь и направляет движение своего танка, чем дает по существу, направление движения своему подразделению. Радиостанция же в это время ни кем не обеспечивается, так как командир не имеет возможности бросать наблюдение за полем боя для того, чтобы настроить радиостанцию, а это приводит к тому, что ни один старший начальник не может вызвать командира танковой части и передать ему приказание. Командир части, в свою очередь, не может вызвать подчиненных ему командиров подразделений.
<…>
На основе этого недостатка во всех разрабатываемых новых образцах танков тактико-техническими требованиями предусмотрен четвертый член экипажа танка для выполнения специальных функций радиста, который должен быть размещен в носовой части танка. Управление радиосвязью и телекодом должно быть сосредоточено у радиста».

[РГВА. Ф. 31811 Оп. 2. Д. 1059. Л. 90]

Предложение о введении в состав экипажа разрабатываемого нового танка четвертого члена – радиста впервые было выдвинуто начальником АБТУ РККА Д.Г. Павловым на расширенном совещании по системе бронетанкового вооружения РККА, состоявшемся в конце апреля 1938 г. в Москве. Рабочее место радиста, оборудованное радиостанцией, предлагалось разместить в корпусе танка рядом с рабочим местом механика-водителя, и таким образом «башню разгрузить от радио». Однако, несмотря на то, что выдвинутые Д.Г. Павловым предложения на совещании были приняты единогласно и в дальнейшем вошли в тактико-технические требования на проектирование и изготовление танка А-20, конструкторами КБ-520 при создании нового танка эти предложения были реализованы только наполовину. В состав экипажей танков А-20, А-32, а затем и танка А-34 был введен радист, но радиостанция по-прежнему, как и в танке БТ-7, размещалась в нише башни, что противоречило требованиям заказчика.
Во время войсковых испытаний танков А-34 вопрос о размещении радиостанции был рассмотрен на заседании комиссии, состоявшемся 3 марта 1940 г. на заводе № 183. Кроме членов комиссии по войсковым испытаниям танков А-34 на заседание были приглашены представители Управления связи РККА (далее – УС РККА). По итогам совещания комиссией были приняты следующие решения, зафиксированные в протоколе заседания:

«1. Размещение рации в башне танка не обеспечивает нормальной работы связи благодаря неудобству пользования радиоаппаратурой. Расположение рации не дает возможности полного использования радиста по назначению и загружает командира танка, отвлекая его от непосредственной работы. Расположением рации в башне вопрос радиосвязи танка разрешен неудовлетворительно.
2. Установленная в танке рация 71ТК-3 в силу громоздкости габаритов занимает в танке очень много места. Рация 71ТК-3 сложна по устройству и очень неудобна в пользовании (многоручечное управление, раздельный монтаж передатчика и приемника, отсутствие дуплекса). Комиссия считает необходимым просить АБТУ и Управление связи потребовать от промышленности изготовления в срочном порядке специально танковой рации, которая бы удовлетворяла всем требованиям (компактность, простота в устройстве и пользовании, надежность в работе с большим радиусом действия).
3. С целью лучшего разрешения вопроса радиосвязи танка, комиссия считает необходимым потребовать от завода разработки варианта установки рации 71ТК-3 в танках "А-34" и А-32 в носовой части. Разработанный вариант установки рации в носовой части, завод должен предъявить не позднее 1-го мая 1940 г.».

[РГВА. Ф. 31811 Оп. 2. Д. 1181. Л. 55 – 56]

На втором пункте этого протокола остановимся отдельно. Необходимо отметить, что в конце 30-х гг. танковая радиостанция 71-ТК-1 и ее модернизированный вариант – радиостанция 71-ТК-3, выпуск которой начался в 1939 г., перестали удовлетворять требованиям военных, главным образом из-за больших габаритов и сложного управления. На смену этим радиостанциям должна была прийти новая, более совершенная радиостанция КРСТБ (кварцевая радиостанция сети танкового батальона), разработанная в 1939 г. специалистами НИИ-20 под руководством инженеров А.А. Фина и Н.И. Новикова. Тактико-технические требования на разработку опытного образца радиостанции КРСТБ были утверждены в начале марта 1939 г. начальником УС РККА комдивом И.А. Найденовым и заместителем начальника АБТУ РККА полковником В.П. Пугановым.
При проектировании радиостанции КРСТБ специалисты НИИ-20 старались максимально использовать в ее конструкции детали и материалы, находившиеся в серийном производстве завода № 203 им. Орджоникидзе (далее – завод № 203), т.к. именно этому заводу в дальнейшем предстояло осваивать массовый выпуск новой радиостанции.
В середине декабря 1939 г. два опытных образца радиостанции КРСТБ, изготовленные НИИ-20 прошли лабораторные и полевые регулировочные испытания и были предъявлены к заводским испытаниям, главной целью которых было определить соответствие опытных образцов заданным тактико-техническим требованиям, а также проверить надежности работы радиостанции в танке. Основным преимуществом радиостанции КРСТБ перед радиостанциями 71-ТК-1 и 71-ТК-3 являлось то, что она работала на фиксированных частотах, стабилизированных с помощью специальных кварцевых пластин, обладавших пьезоэлектрическими свойствами. Это обеспечивало относительно простое управление радиостанцией, а также более надежную радиосвязь и быстроту вхождения в требуемую радиосеть, так как отпадала необходимость в постоянной подстройке рабочей частоты в приемнике и передатчике. Для обеспечения совместной работы в радиосети с радиостанциями, в передатчиках которых отсутствовала кварцевая стабилизация (радиостанции 71-ТК-1 и 71-ТК-3), в приемнике радиостанции КРСТБ имелся блок плавной настройки рабочей частоты.
Еще одним достоинством радиостанции КРСТБ было то, что ее габариты и масса по сравнению с радиостанциями 71-ТК-1 и 71-ТК-3 были значительно меньшие, и это позволяло конструкторам более рационально размещать ее в танке или бронеавтомобиле.
Кроме этого радиостанция КРСТБ обеспечивала устойчивую радиосвязь на большей дистанции, чем радиостанции 71-ТК-1 и 71-ТК-3.
Заводские испытания опытных образцов радиостанции КРСТБ состоялись во второй половине декабря 1939 г. в районе подмосковных Мытищ и Загорска. В акте, составленном по итогам испытаний, комиссией, в частности, было отмечено:

«а) Разработанные и изготовленные в НИИ-20 опытные образцы танковой радиостанции типа КРСТБ обеспечивают в зимних условиях вполне надежную связь на ходу танков на расстояниях до 20 – 25 км. На стоянке на расстояниях до 30 – 35 км. телефоном и 40 – 45 км. телеграфом при работе на нормальную штыревую 4-х метровую антенну; тем самым выполнено основное ТТ Требование.
б) Опытные образцы рации обеспечивают надежную связь при работе на укороченные антенны 2-х и 1 метровые с дальностями при работе на ходу: с 2-х метровой до 12 км. и 1 метровой до 5 км.
в) Кроме основного вида работы с кварцевой стабилизацией, приемник рации "КРСТБ" допускает работу с блоком плавной настройки. Тем самым обеспечивается надежная связь с нестабильными рациями.
г) За все время испытаний аппаратура работала надежно и показала, что по устойчивости связи превосходит все существующие типы связной войсковой радиоаппаратуры.
д) Лабораторная проверка аппаратуры показала, что по всем электрическим характеристикам опытные образцы рации соответствуют современным нормам на войсковую радиоаппаратуру.

5. Заключение.

1. Подвергнутые испытаниям опытные образцы удовлетворяют ТТТ и обеспечивают надежную связь в сети танкового батальона (по питанию имеется превышение потребления на 15 ватт, т.е. на 8 %, за счет чего имеются значительные запасы по дальности надежной связи).
2. Рация КРСТБ, по сравнению со стоящей на вооружении АБТВойск рацией 71-ТК-1, обеспечивает значительно более надежную связь и быстрейшее вхождение в связь в танковых условиях работы, т.к. имея технически фиксированные волны, не требует управления органами плавной настройки, что особенно ценно в условиях работы в танке, где доступ к рации затруднен, а командир танка ведет непосредственную боевую работу.
Придача к приемнику рации КРСТБ блока плавной настройки обеспечивает возможность связи этой рации с рациями, передатчики которых работают без кварцевой стабилизации. Этот же блок может быть использован и в случае каких-либо неисправностей прибора "Z".
3. Рация КРСТБ, передатчики, приемники, питание, имея небольшие габариты (27 кб. дцм. по сравнению с 95 – 100 кб. дцм. рации 71-ТК-1), обеспечивает более легкое размещение рации и разгружает весьма ограниченное боевое отделение танка в нише башни или в корпусе».

[РГВА. Ф. 31811 Оп. 3. Д. 1873. Л. 3 – 4]

Таким образом, коллектив специалистов НИИ-20 под руководством А.А. Фин и Н.И. Новикова свою задачу выполнил, разработанные ими опытные образцы радиостанции КРСТБ получили высокую оценку комиссии и были допущены к полигонным испытаниям. После завершения заводских испытаний опытные образцы радиостанции КРСТБ были переданы специалистам завода № 203, которым предстояло устранить выявленные во время испытаний незначительные недостатки и изготовить два новых комплекта радиостанции КРСТБ для проведения полигонных испытаний. Учитывая острую необходимость в новых танковых радиостанциях, высшее военное руководство страны не стало дожидаться результатов полигонных испытаний и форсировало решение вопроса о начале серийного производства радиостанции КРСТБ. Постановлением Комитета обороны при СНК СССР № 30сс от 16 января 1940 г. завод № 203 обязывался изготовить к 1 сентября 1940 г. опытную серию радиостанций КРСТБ из 50 комплектов.
Однако ждать, когда промышленность освоит выпуск новой радиостанции, руководство АБТУ РККА не могло, и поэтому комплектовать танки Т-34 установочной партии планировалось серийно выпускавшимися радиостанциями 71-ТК-3. Причем размещать радиостанцию согласно тактико-техническим требованиям следовало не в башне, а в корпусе танка Т-34.
Согласно решению, принятому комиссией по войсковым испытаниям танков А-34 на заседании 3 марта 1940 г., конструкторы завода № 183 должны были не позднее 1 мая разработать вариант установки радиостанции 71-ТК-3 в носовой части корпуса танка. С этим заданием коллектив КБ-520, несмотря на большую загруженность, справился почти на месяц раньше указанного срока.
Совещание по рассмотрению представленной конструкторами КБ-520 установки радиостанции состоялось 9 апреля 1940 г. на заводе № 183. В работе совещания приняли участие специалисты, непосредственно связанные с электро- и радиооборудованием танков: заместитель главного конструктора завода № 183 Н.А. Кучеренко, начальник группы электрооборудования КБ-520 В.Я. Курасов, начальник ОТК отдела «100» Б.А. Юферов, начальник КБ-190 И.И. Шевцов, конструктор группы электрооборудования КБ-190 П.Т. Вернигор, исследователь опытного цеха «540» М.В. Бабкин, старший военный представитель АБТУ РККА на заводе № 183 военинженер 2 ранга Д.М. Козырев, районный инженер УС РККА военинженер 3 ранга А. Тимохин, военный представитель УС РККА на заводе № 183 военинженер 3 ранга С.Д. Сычев, старший инженер 1-го отдела НИИСТ РККА военинженер 1 ранга И.Н. Марышев и старший инженер 4-го отдела АБТУ РККА военинженер 3 ранга И.И. Очеретенко.
В представленном для обсуждения варианте размещения радиостанции 71-ТК-3 в носовой части корпуса танка Т-34 передатчик предлагалось расположить под шаровой установкой лобового пулемета, а приемник – над баллонами с воздухом для пуска двигателя. При этом предполагалось, что антенный ввод будет находиться на лобовом листе корпуса машины, правее колпака защиты пулемета ДТ. Остальное имущество радиостанции 71-ТК-3 в данном варианте установки должно было быть размещено у правого борта корпуса машины. В протоколе совещания было записано:

«Данное размещение радиостанции 71-ТК-3 имеет следующие недостатки:
1. Передатчик закрывает правую часть передней панели приемника.
2. При данном размещении передатчика радист всё время должен держать ноги в вытянутом положении.
3. Управление приемником затруднено по следующим причинам:
а) Приемник расположен далеко от радиста.
б) Настройка приемника радистом возможна только полулежа.
в) При настройке приемника радист должен изгибаться, при движении машины настройка затруднена.
4. Нет доступа к гайке кривошипа ленивца для подтягивания правой гусеницы. Для того, чтобы подтянуть правую гусеницу необходимо снять с машины приемник и передатчик, а после того как гусеница будет натянута вновь установить в машине передатчик и приемник. Аналогично надо поступать и при надевании правой гусеницы.
5. Нет доступа к нижнему люку машины. При выходе из машины через нижний люк необходимо вначале снять передатчик.
6. Нет доступа к воздушным баллонам для запуска двигателя. Для зарядки баллонов на станции, необходимо предварительно снять приемник.
7. Невозможна смена антенны изнутри машины.
8. При повороте башни тело орудия будет изгибать антенну вокруг башни.
9. Так как тело орудия касается антенны на высоте 0,5 метров от основания, то при повороте башни возможна поломка антенны.
10. Отверстие в переднем наклонном листе машины для антенного ввода и броневой стакан защиты антенного ввода делает наклонный передний лист наиболее слабым местом машины. При попадании снаряда в передний броневой лист машины броневой стакан и антенна будут срезаны, а осколки через отверстие в броне для антенного ввода будут поражать экипаж машины.
11. При данном размещении радиостанции, для обеспечения командиру машины возможности работы на радиостанции необходимо устанавливать ТПУ-3, что влечет за собой установку нового типа ВКУ на 18 слаботочных колец, имеющееся ВКУ-2 на 20 слаботочных колец не может быть установлено в машине по своей конструкции.
12. При требовании установки на радиомашинах телекодов ТК-12, в башне машины должны быть установлены кнопочник и приемное табло, для установки которых необходимо иметь на ВКУ два свободных слаботочных кольца».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1129. Л. 208 – 209]

После обсуждения предложенного КБ-520 варианта размещения радиостанции в носовой части корпуса танка участники совещания пришли к следующему заключению:

«Вследствие того, что размещение радиостанции 71-ТК-3 в носу машины А-34 не обеспечивает надежной работы рации и снижает боевые качества машины, поэтому совещание считает данное размещение рации 71-ТК-3 невозможным».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1129. Л. 209]

В связи с отрицательным заключением по предложенному заводом № 183 варианту установки радиостанции 71-ТК-3, уже через сутки, 11 апреля 1940 г. у начальника КБ-520 А.А. Морозова состоялось ещё одно совещание по вопросу размещения средств внешней и внутренней связи в танке Т-34. По результатам совещания был составлен следующий протокол:

«СЛУШАЛИ.
I. Размещение радиостанции в машине А-34.

Вследствие невозможности размещения радиостанции в носу машины (см. протокол совещания от 9/IV-40 г. на з-де 183) последняя может быть установлена в нише башни машины по следующему размещению:
1. Передатчик в нише башни слева по ходу машины.
2. Приемник в нише башни справа по ходу машины.
3. Умформер РУН-75 на амортизаторе передатчика.
4. Умформер РУН-10 на амортизаторе приемника.
5. Аккумуляторы 4-НКН-10 за спинками сидений башни.
6. Щиток РРН на правой стенке башни рядом с приемником.
7. Главный переключатель – в центре ниши башни на потолке.
8. Антенный ввод на потолке башни с левой стороны около передатчика.
9. Запасное имущество радиомашины 71-ТК-3 размещается в машине по усмотрению завода № 183, согласовав его с Военпредом УС КА.
Данное размещение имеет следующие недостатки:
1. Неудобно управление радиостанцией ввиду тесного расположения экипажа башни при поднятом гильзоулавливателе, а также ввиду малого разворота передних панелей приемника и передатчика радиостанции. Такое расположение приемника и передатчика вызвано увеличенным скосом стенок ниши башни.
2. Управление приемником радиостанции при поднятом гильзоулавливателе возможно только командиром машины, а настройка передатчика возможна только заряжающим. Настройка передатчика командиром возможна на стоянке машины на исходном положении.

II. Размещение Телекода ТК-12

Телекод ТК-12 может быть установлен в башне машины по следующему размещению:
1. Прибор "ПУ" – под правым сиденьем башни.
2. Прибор "С" – под левым сиденьем башни.
3. Прибор "Т" (Табло) – на крыше башни впереди командира, около крепления ПТК.
4. Прибор "К" (Кнопочник) – на погоне башне ниже указателя поворот башни.
5. Запасное имущество ТК-12 размещается в машине по усмотрению завода 183 с согласованием с Военпредом УС КА.

III. Размещение переговорного устройства:

Вследствие того, что на снабжении имеется только ТПУ-2, а также учитывая, что установка другого типа ТПУ повлечет за собой установку нового ВКУ на 18 слаботочных колец, считать необходимым устанавливать в машине А-34 переговорное устройство ТПУ-2 со следующим размещением:
1. Аппарат № 1 – позади командира на левой стенке башни.
2. Аппарат № 2 – у водителя на переднем листе машины.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Единственным возможным расположение радиостанции 71-ТК-3 в машине А-34 является размещение её в нише башни машины, что вызывается следующими соображениями:
1. Невозможностью установки радиостанции 71-ТК-3 в носу машины из-за недостатков указанных в протоколе совещания на заводе 183 от 9/IV-1940 г. Особенно из-за невозможности установки антенного устройства.
2. Несмотря на неудобство управлением радиостанцией работа на таковой все же возможна, особенно учитывая то положение, что настройка передатчика производится на исходном положении на стоянке машины, а подстройка приемника возможна командиром.
3. По заявлению Нач. Конструкторского бюро 183 т. МОРОЗОВА ниша башни машины А-34 будет расширена, что позволит более удобно расположить радиостанцию в целом, а также агрегаты телекода ТК-12».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1129. Л. 210 – 211]

Как видно из текста протокола, участники совещания пришли к выводу, что единственно возможным вариантом размещения радиостанции 71-ТК-3 и телекода ТК-12 в танке Т-34 является размещение их в нише башни, что, как уже было сказано ранее, противоречило тактико-техническим требованиям и, по мнению руководства АБТУ РККА являлось значительным недостатком, снижавшим боевые качества нового танка.
Здесь также необходимо пояснить, для чего предназначался, и что собой представлял телекод ТК-12, которым в 1940 г. планировалось оснащать танки Т-34. Приемо-передающий телекод ТК-12 предназначался «для двухсторонней секретной кодированной связи между двумя или несколькими танками, имеющими радиостанции, работающие радиотелефоном». Работы по созданию телекодов были начаты в конце 1934 г. в Научно-испытательном институте связи РККА им. Ворошилова (далее – НИИС, в 1938 г. переименован в Научно-испытательный институт связи и особой техники – НИИСТ) под руководством инженера Б.П. Малиновского. В июне 1938 г. телекоды ТК-12, установленные в танки БТ-7 и Т-26, успешно прошли государственные испытания и были рекомендованы для принятия на вооружение автобронетанковых войск РККА.
Телекод ТК-12 состоял из четырех отдельных приборов: кнопочника (прибор «К»), табло (прибор «Т»), селектора (прибор «С») и переходного устройства (прибор «ПУ»), соединенных между собой и подключенных к радиостанции. Данный комплект приборов обеспечивал как прием, так и передачу 12 команд, передаваемых по однозначному коду. Число команд могло быть увеличено путем перехода на многозначный код, а также за счет быстрой смены кодовых таблиц. Дальность действия телекода определялась дальностью действия радиостанции в телефонном режиме. Устройство телекода позволяло радисту легко переходить с работы телекодом на работу радиотелефоном или телеграфом. Кроме того имелась возможность работать одновременно радиотелефоном и телекодом. При работе телекодом ТК-12 быстрота, надежность и секретность связи существенно повышались.



Приборы телекода ТК-12:
кнопочник (вид спереди); табло (вид спереди, экран снят); селектор (снята пердняя крышка); переходное устройство (кожух снят)

Передача информации («команд») осуществлялась нажатием на приборе «К» кнопки передачи, номер которой соответствовал номеру или тексту передаваемой команды. Принятая команда фиксировалась продолжительное время зажиганием лампочки, освещающей на табло прибора «Т» телекода номер или текст принимаемой команды. Переход с приема на передачу и обратно производился главным переключателем радиостанции 71-ТК-3. Принцип работы телекода ТК-12 заключался в следующем:

«При нажатии кнопки передачи на приборе "К" в селекторе набирается комбинация реле, через контакты которых подается напряжение на соответствующие ламели распределителя. Распределитель селектора начинает свое движение и посылает импульсы тока на электромагнит переходного устройства. Электромагнит изменяет частоту генератора, модулирующего передатчик радиостанции, и последний передает комбинацию из 3-х сигналов звуковой частоты. Отдельные команды отличаются друг от друга различными интервалами времени между этими 3-мя сигналами.
Процесс приема заключается в следующем: приемный фильтр переходного устройства срабатывает от подаваемых на него с приемника сигналов звуковой частоты и посылает импульсы тока в селектор. Посредством распределителя эти импульсы тока набирают соответствующую им комбинацию реле, через контакты которых создается цепь для зажигания лампы, освещающей на табло селектора название принимаемой команды».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 3. Д. 2028. Л. 3 об.]

Время прохождения команд, от нажатия кнопки на приборе «К» передающего телекода до загорания лампочки подсветки соответствующей команды на табло «Т» принимающего телекода, не превышало 1,6 с. Лампочка подсветки принятой команды оставалась включенной до прихода следующей команды или до выключения («сброса») ее принимающим оператором. С помощью телекода можно было одновременно передавать команды нескольким объектам, работающим на одной частоте. Секретность связи обеспечивалась различными комбинациями импульсов по времени, шифровкой отдельных импульсов по частоте, быстрой сменой кодовых таблиц и коротким временем прохождения сигнала в эфире.
Всего в 1940 г. завод № 183 получил 253 комплекта телекодов ТК-12, большинство из которых были установлены в танки БТ-7М и отправлены в войска. За время непродолжительной эксплуатации танков БТ-7М в Киевском, Белорусском и Приволжском военных округах, в конструкции телекодов ТК-12 были выявлены недостатки, главным из которых являлась низкая механическая прочность приборов. В связи с этим 12 ноября 1940 г. начальник БТУ ГАБТУ КА военинженер 1 ранга Б.М. Коробков и начальник 2-го отдела БТУ ГАБТУ КА военинженер 2 ранга П.А. Демьяненко направили заместителю начальника УС КА военинженеру 1 ранга Н.Г. Малькову письмо № 76960с следующего содержания:

«Прошу снять заказ на изготовление телекода "ТК-12" в 1941 г. в количестве 500 шт. по причинам:
1. Конструктивной недоработки ТК-12 и его механической непрочности;
2. ТК-12 рассчитаны на установку в машинах А-8 и Т-26, которые в 1941 г. с производства сняты;
3. Установка ТК-12 в машинах "КВ" и "Т-34" требует дополнительно 2-х слаботочных колец в ВКУ;
4. Спаривать ТК-12 с рацией КРСТБ – нецелесообразно, в силу того, что последняя вместе с телекодом работать не будет. Кроме того, сама рация КРСТБ, стабилизированная кварцем, надежна и проста в эксплоатации.
Имеющиеся в войсках телекоды ТК-12 подлежат более длительной эксплоатации с целью выявления всех конструктивных недостатков и окончательного заключения войсковых частей о целесообразности установки их в танках».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1130. Л. 125]

Забегая вперед, скажем, что решение вопроса о целесообразности установки телекодов ТК-12 в танки затянулось до начала Великой Отечественной войны. В конечном итоге производство телекодов так и не было возобновлено и танки Т-34 этим средством связи оснащены не были.
Вернемся к событиям весны 1940 г. – о решениях по размещению средств связи в танке Т-34, принятых на совещаниях 9 и 11 апреля 1940 г., их непосредственный участник, старший инженер 4-го отдела АБТУ РККА военинженер 3 ранга И.И. Очеретенко проинформировал свое руководство 19 апреля 1940 г. служебной запиской, в которой в частности отметил, что:

«Недостатки размещения и неудобства размещения радиостанции 71-ТК-3 и других средств связи в машине А-34 (аналогично и в машине "КВ") явились следствием того, что танковые заводы и 8 отдел АБТУ КА при разработке новых типов бронеобъектов не учитывали вопросов установки и размещения средств связи, обеспечивающих нормальную работу и удобство управления для экипажа».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1059. Л. 96]

В конце апреля 1940 г., после завершения войсковых испытаний танков А-34, пункт о неудовлетворительном размещении радиостанции был включен комиссией в перечень конструктивных изменений и доработок, подлежавших внесению в конструкцию танка Т-34. Данный перечень являлся приложением к «Отчету по войсковым испытаниям танка Т-34» и в его в разделе, относящемся к средствам связи, было указано:

«Рацию 71-ТК-3 из ниши башни убрать и перенести в носовую часть танка».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 3. Д. 2165. Л. 80]

Однако следует отметить, что представители завода № 183 не согласились с выводами комиссии относительно изменения места размещения радиостанции 71-ТК-3 в танке Т-34. Так, в особом мнении, подписанном начальником КБ-520 А.А. Морозовым и приложенном к указанному перечню, в частности, было отмечено:

«Существующую рацию 71-ТК-3 перенести в нос танка нельзя, как из условий габаритов, так и из условий предъявляемых требований на установку рации. Это же мнение высказывает и специальная комиссия УС КА (см. протокол).
К тому же для установки рации в носу потребуется новое ВКУ, которого в данное время нет, и проработка новой антенны и ее ввода на наклонной части корпуса.
В целом, не отмечая остальных недостатков такой установки рации в носу, рацию 71-ТК-3 перенести в нос танка – нельзя».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 3. Д. 2165. Л. 84]

Таким образом, по состоянию на начало мая 1940 г. вопрос о размещении средств связи в танке Т-34 оставался фактически открытым – АБТУ РККА требовало перенести радиостанцию 71-ТК-3 из башни в корпус танка, а завод № 183 не мог найти приемлемого решения этой задачи.
Пытаясь найти выход из создавшейся ситуации, начальник Главспецмаша НКСМ Г.С. Суренян 20 мая 1940 г. направил на имя начальника АБТУ РККА Д.Г. Павлова письмо № 397-2335с с просьбой незамедлительно утвердить чертежи на установку радиостанции 71-ТК-3 в башне танка Т-34:

«До сих пор 8-м Отделом не подписаны чертежи на установку рации в башне машины Т-34. Для завода № 183 создалось безвыходное положение, т.к. он не нашел конструктивного решения по размещению рации в носовой части танка, и не может спустить чертежи в производство.
Основными затруднениями по размещению в корпусе являются:
1. Большой габарит рации 71-ТК-3 и ее аппаратуры.
2. Трудности вывода антенны из корпуса.
3. Затруднения в пользовании натяжным механизмом ленивца, т.к. рация перекроет его, стесненность радиста и т.д.
Работу по выводу антенны, независимо от типа рации, завод должен вести, форсировать, и по полученным результатам можно будет принять решение.
Сейчас же необходимо дать указание о немедленном утверждении существующего варианта рации в башне.
Можно добавить, что основными мотивами, по которым требовалось убрать рацию из башни, были:
1. неудобство пользования рацией из-за тесноты.
2. перегрузка командира.
Но завод сейчас расширил башню на 160 мм, а полной разгрузки командира добиться невозможно, т.к. радист все равно будет связан переговорным устройством с командиром.
Новая рация КРСТБ – войсковые испытания которой только что кончились, по габаритам меньше, значительно упрощает управление и превосходит 71-ТК-3 в эксплоатации. Необходимо предусмотреть возможность размещения ее в новых машинах».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1181. Л. 100]

На эту просьбу АБТУ РККА ответило отказом. В письме № 73442с от 5 июня 1940 г. начальник 8-го отдела АБТУ РККА С.А. Афонин сообщил Г.С. Суреняну следующее:

«Командование АБТУ считает необходимым рацию в танке Т-34 расположить в носовой части, как это указано в тактико-технических требованиях. Прошу принять все зависящие от Вас меры по быстрейшему оснащению танков Т-34 новыми рациями КРСТБ с расположением их в носовой части».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1181. Л. 109]

Необходимо отметить, что в начале апреля 1940 г. завод № 203 изготовил два комплекта радиостанции КРСТБ, полигонные испытания которых состоялись в период с 5 по 17 мая 1940 г. на НИАБТ Полигоне в подмосковной Кубинке. Эти испытания были проведены на основании совместного приказа АБТУ и УС РККА № 022/016 от 28 апреля 1940 г.
Во время испытаний была произведена пробная установка радиостанции КРСТБ в танках БТ-7, Т-26, Т-40, а также в бронеавтомобилях БА-10 и БА-20. В заключительном акте, составленном по итогам полигонных испытаний радиостанции КРСТБ, комиссией под председательством полковника К.Ф. Сулейкова было сделано следующее заключение:

«1. РАДИОСТАНЦИЯ ТИПА КРСТБ, ПРЕДЛОЖЕННАЯ И РАЗРАБОТАННАЯ НИИ-20 В ВИДЕ ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО ОПЫТНОГО ОБРАЗЦА И КОНСТРУКТИВНО ПЕРЕРАБОТАННАЯ НА ЗАВОДА № 203 В ВИДЕ ОКОНЧАТЕЛЬНОГО ОБРАЗЦА, ОБЕСПЕЧИВАЕТ НАДЕЖНУЮ РАДИОСВЯЗЬ В УСЛОВИЯХ РАБОТЫ ТАНКОВЫХ ЧАСТЕЙ И ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ. ПРИ ШТЫРЕ 4 МЕТРА НА СТОЯНКЕ ДО 40 – 45 КМ И НА ХОДУ ОБОИХ МАШИН ДО 25 – 30 КМ В УСЛОВИЯХ ПЕРЕСЕЧЕННОЙ МЕСТНОСТИ И В ЛЮБОЕ ВРЕМЯ ГОДА.
В наиболее тяжелых условиях – в ночное время, летом, рация тип КРСТБ обеспечивает надежную радиосвязь до 23 – 25 км на стоянке и 13 – 15 км на ходу.
Рация КРСТБ обеспечивает на линиях и в сетях радиосвязи возможность весьма быстрого вхождения в связь любого количества бронеобъектов без предварительной кропотливой и демаскирующей работы по организации сети связи с и предварительной настройки, как это имеет место при рациях 71-ТК-1 и 71-ТК-3.
Рация обеспечивает возможность работы при штыре АШТ любой высоты.
Рация КРСТБ обеспечивает возможность одновременной надежной работы в двух сетях (вверх и вниз) благодаря весьма простому переходу и быстрому переходу с одной волны на другую. Кроме того приемник на плавном диапазоне одновременно может работать в третьей радиосети (взаимодействие, соседи и т.д.). Этот диапазон обеспечивает возможность связи КРСТБ с рациями плавного диапазона.
2. Рация КРСТБ очень проста в эксплоатации, может управляться бойцом – не связистом без его предварительной и продолжительной тренировки.
3. Рация КРСТБ легко размещается в бронеобъектах разных типов, и имея значительно уменьшенные габариты по сравнению со старой рацией типа 71-ТК-1, освобождает в бронеобъекте значительное место для укладки боеприпасов. Установка заново рации КРСТБ на бронеобъекте и ее снятие занимает время не более 20 мин. (3 точки крепления по старым отверстиям).
4. Установленная на бронеобъекте рация КРСТБ не требует для сохранности снятия, независимо от времени года (жара, мороз, сырость).
5. Основными деталями, обеспечивающими нормальную работу рации КРСТБ, являются кварцевые стабилизаторы передатчика и приемника рации. Поэтому полигонная комиссия особенно подчеркивает отдельные случаи отказа в работе этих стабилизаторов и требует от промышленности детального исследования этих фактов и принятия самых эффективных мер, устраняющих эти дефекты и гарантирующих полную безотказность работы стабилизаторов.
6. Комиссия считает целесообразным и обязательным: комплектовать рации КРСТБ танковыми шлемами заделанными телефонами и антишумовыми заглушками авиационного типа. В шлеме на ремешках должен быть смонтирован ларингофон. От применения микрофона на рации КРСТБ комиссия считает возможным отказаться.
7. Комиссия считает нецелесообразным придавать к рации КРСТБ прибор кодовой связи типа ТК-12 в том виде, в котором он был предъявлен на испытания, т.к. использование его в бронеобъекте снижает дальность на 30 – 40 %, усложняет управление рацией, монтаж, увеличивает габариты и тем самым усложнят боевую работу командира машины. Сама же рация КРСТБ без ТК-12, управляемая только одним переключателем, вполне обеспечивает достаточно надежную связь, что позволяет сильно сократить время работы на передачу.
8. Комиссия считает целесообразным для связи в низших танковых подразделениях срочно разработать специализированную телекодовую рацию, так как кодовая связь, принципиально разработанная в НИИСТ КА в АБТ войсках, обеспечивает простое управление в низовых подразделениях.
9. В процессе испытаний рация КРСТБ выявила прочность конструкции, пройдя без механических повреждений по разным дорогам 425 км на машине Т-26 и 857 км на машине А-7.
10. Для обеспечения возможности применения рации КРСТБ на бронеобъектах с 6-ти вольтовой бортовой сетью (Т-40, БА-10, БА-20 и др.) необходимо срочно перевести эту бортовую сеть на 12 вольт, потребные для питания рации КРСТБ.
11. В целях наиболее полного подавления электрических помех радиоприему от системы электрооборудования бронеобъектов разных типов необходимо реле-регуляторы в них снабжать фильтрами, как это выполняется на машинах А-7.
12. Комиссия считает необходимым в комплектацию опытной партии рации КРСТБ внести металлическую метелку для обеспечения возможности радиосвязи при работе рации без штыря».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 3. Д. 2108. Л. 15 – 18]

Таким образом, по итогам успешно проведенных полигонных испытаний радиостанция КРСТБ была допущена к войсковым испытаниям, для проведения которых завод № 203, согласно Постановлению КО № 30сс от 16 января 1940 г., начал изготовление опытной серии этих радиостанций.
После ознакомления с результатами полигонных испытаний, руководство АБТУ РККА, крайне заинтересованное в скорейшем оснащении новыми танковыми радиостанциями боевых бронированных машин, отправило ряд писем в УС РККА и Народный комиссариат электропромышленности СССР (далее – НКЭП), в чьем ведении находился завод № 203. В письмах содержались просьбы о форсировании подготовки производства завода № 203 к серийному выпуску радиостанций КРСТБ, а также о принятии своевременных мер для обеспечения изготовления необходимого количества кварцевых пластин, использовавшихся в новой радиостанции в качестве стабилизаторов частоты.
В связи с тем, что производственная база по изготовлению кварцевых пластин в СССР на тот момент была развита относительно слабо, существовала высокая вероятность того, что промышленность не сможет сразу освоить выпуск радиостанций КРСТБ в требуемых объемах. Учитывая это, руководство АБТУ РККА не снимало с завода № 183 своих требований об установке в корпусе танка Т-34 серийно выпускавшейся радиостанции 71-ТК-3. Однако, по сообщениям старшего военного представителя АБТУ РККА на заводе № 183 Д.М. Козырева и военного представителя УС РККА С.Д. Сычева в июне 1940 г., несмотря на все требования заказчика, конструкторы КБ-520 так и не приступили к разработке установки радиостанции 71-ТК-3 в носовой части корпуса танка Т-34.
В конечном итоге, для того чтобы не задерживать выпуск машин, начальник АБТУ РККА Я.Н. Федоренко разрешил принимать танки Т-34 установочной партии с радиостанцией 71-ТК-3, смонтированной в нише башни. При этом после окончания разработки установки радиостанции в корпусе танка, завод № 183 обязывался за свой счет произвести на уже принятых машинах установочной партии перестановку радиостанции из ниши башни в корпус танка. Об этом решении Я.Н. Федоренко уведомил руководство завода № 183 и старшего военного представителя АБТУ РККА на заводе № 183 Д.М. Козырева 27 июня 1940 г. письмом № 73965с.
К разработке нового варианта установки радиостанции 71-ТК-3 в носовой части корпуса танка Т-34 коллектив КБ-520 приступил 11 июля 1940 г., при этом антенный ввод радиостанции в этом варианте планировалось разместить в передней части правого листа подкрылка корпуса танка.
Следует отметить, что на совещании, состоявшемся 17 июля 1940 г. в ГАБТУ КА, требования к оборудованию танка Т-34 средствами связи были откорректированы – от установки телекода ТК-12 было решено отказаться. Кроме этого, на совещании было решено до получения от завода № 197 новых танковых переговорных устройств на три абонента (ТПУ-3М), устанавливать в танках Т-34 танковое переговорное устройство ТПУ-2, изменив размещение его аппаратов – аппарат № 1 устанавливать на рабочем месте стрелка-радиста, а аппарат № 2 – командира танка. С принятием этих решений отпала необходимость в разработке нового вращающегося контактного устройства с увеличенным числом слаботочных токосъемных колец.
На протяжении второй половины июля 1940 г., пока в КБ-520 шла разработка варианта размещения радиостанции 71-ТК-3 в носовой части корпуса танка Т-34, руководство завода № 183 и Главспецмаша НКСМ продолжало обращаться в ГАБТУ КА с просьбой разрешить выпускать танки Т-34 с радиостанциями, установленными в нише башни. Директор завода № 183 Ю.Е. Максарев в письме № СО3866 от 26 июля 1940 г. обращаясь к начальнику ГАБТУ КА Я.Н. Федоренко, так мотивировал эту просьбу:

«До испытания новой установки рации в корпусе прошу разрешить машины сдавать с установкой 71-ТК-3 в нише башни, т.к. непроверенную в работе установку рации в корпусе мы никак не можем рекомендовать для серийного производства и гарантировать удовлетворительную ее работу в танке до всестороннего испытания мы не можем».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1181. Л. 172]

Для того чтобы окончательно решить данную проблему, Я.Н. Федоренко 8 августа 1940 г. направил начальнику Главспецмаша НКСМ Г.С. Суреняну, директору завода № 183 Ю.Е. Максареву и старшему военному представителю ГАБТУ КА на заводе № 183 Д.М. Козыреву письмо № 74924с, в котором, в частности, указал:

«… категорически требую установку радиостанции 71-ТК-3 производить в носовой части танка с боковым антенным вводом. Антенна должна укладываться вдоль правого борта танка, как автоматически при повороте башни, так и вручную изнутри машины. Смена антенны изнутри машины не обязательна.
Установку рации 71-ТК-3 в носовой части танка с боковым антенным вводом производить с 15 сентября 1940 года. До этого времени выпускать линейные танки без радиостанций и бокового антенного ввода.
В дальнейшем завод № 183 обязан к 1 декабря 1940 года на выпущенных до 15 сентября 1940 г. линейных танках установить боковой антенный ввод и ложную штыревую антенну силами и средствами завода».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1129. Л. 346]

К моменту написания этого письма конструкторы КБ-520 завода № 183 уже заканчивали разработку чертежей размещения радиостанции 71-ТК-3 в правой части отделения управления танка Т-34 и эскизов трех вариантов антенного ввода, располагавшегося в передней части правого листа подкрылка корпуса. Как следует из доклада майора И.Г. Панова, основные затруднения в работе КБ-520 были связаны не с размещением самой радиостанции в корпусе танка, а с разработкой конструкции антенного ввода, т.к. ранее с подобной задачей конструктора не сталкивались.
Разработка указанных выше проектов была завершена 12 августа 1940 г., и уже на следующий день – 13 августа 1940 г. на заводе № 183 у заместителя главного конструктора А.А. Морозова состоялось совещание по их рассмотрению. В работе совещания приняли участие прибывшие из Москвы представители ГАБТУ КА – старший инженер 8-го отдела подполковник И.Г. Панов и старший инженер 4-го отдела военинженер 3 ранга И.И. Очеретенко, а также представитель НИИСТ КА инженер 1-го отдела Е.П. Петров. После изучения представленных КБ-520 материалов, участники совещания постановили:

«1. Согласиться с разработанным з-дом № 183 в чертежах размещением рации 71-ТК-3 в корпусе машины А-34.
2. Из предложенных заводом № 183 трех вариантов антенного ввода, укладывающего вдоль борта машины, совещание считает наиболее доработанным третий вариант бокового антенного ввода, укладывающего изнутри машины вручную, как вариант, наиболее полно обеспечивающий броневую защиту и возможность применения стандартной штыревой антенны без изменений.
3. Для окончательной проверки и утверждения на серийное производство предложить заводу № 183 по представленным эскизным чертежам размещения рации в носовой части танка и бокового антенного ввода (по третьему варианту), изготовить два опытных образца к 1 сентября 1940 г.
4. До изготовления промышленностью новых ТПУ на 3 абонента, на данных двух образцах машины А-34 с рацией, установленной в корпусе танка и боковым антенным вводом, установить ТПУ-2 со следующим распределением аппаратов:
а) аппарат № 1 – у радиста, в носовой части танка.
б) аппарат № 2 – в башне танка, впереди или сбоку командира.
При этом размещение аппаратов № 1 и № 2 должно быть удобным в пользовании.
5. К 1 сентября 1940 г. разработать шаровую установку бокового антенного ввода в эскизных чертежах».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1130. Л. 6 – 7]

С отдельными пунктами этого постановления не были согласны главный инженер завода № 183 С.Н. Махонин и заместитель главного конструктора завода А.А. Морозов. В особом мнении к протоколу совещания А.А. Морозов, в частности, отметил:

«1. по § 4, в части установки аппарата № 2, предложенное комиссией место в башне ни в коем мере не может отвечать требованиям удобного пользования. Другого места в башне нет, кроме намеченного заводом.
2. по § 5 завод предложить других вариантов антенного ввода не может, считая, что принятый вариант целиком удовлетворяет всем требованиям».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1130. Л. 7]

В соответствии с 3-м пунктом протокола совещания от 13 августа 1940 г. в отделе «500» завода № 183 были начаты работы по установке средств связи в двух серийных танках Т-34 (заводские номера 0618-3 и 0618-4) по варианту, согласованному на совещании. Однако, несмотря на усилия коллектива отдела «500» работы по монтажу радиооборудования были завершены позже указанного в протоколе срока – обе машины были окончательно готовы к 16 сентября 1940 г.
В каждом танке приемник и передатчик, закрепленные в амортизационных каркасах, располагались перед сидением стрелка-радиста (под шаровой установкой лобового пулемета) на двух установочных кронштейнах на трубе балансира первого правого узла подвески. Причем, приемник был установлен внизу, а передатчик – сверху над ним. Слева от шаровой установки лобового пулемета на переднем наклонном листе корпуса располагался ручной регулятор напряжения (РРН). Умформер РУН-75 был установлен на днище танка, справа у ног стрелка-радиста, а умформер РУН-10 и щелочной аккумулятор 4 НКН-10 – на правом борту корпуса танка, на уровне ниши, справа от сидения стрелка-радиста. Запасной аккумулятор 4 НКН-10 размещался в правой нише носовой части танка, а ящик с запасными лампами – в левом углу боевого отделения под спинкой сидения командира. Антенное устройство с поворотным механизмом было установлено в нише правого подкрылка танка. На входящую внутрь танка часть валика антенного ввода была насажена рукоятка, с помощью которой производился поворот антенного устройства на 90°. В рабочем положении антенна располагалась вертикально, а в походном – горизонтально, вдоль правого борта. Для отклонения вертикально расположенной антенны при повороте башни на правой верхней части лобового листа башни был укреплен штырь длиной около 700 мм и диаметром 8 мм.
Для проверки удобства размещения радиостанции 71-ТК-3 в танках Т-34 № 0618-3 и № 0618-4 и проведения их полевых испытаний, на заводе № 183 была создана специальная комиссия. В её состав вошли: от БТУ ГАБТУ КА – военинженер 3 ранга И.И. Очеретенко и помощник военного представителя ГАБТУ КА на заводе № 183 А.Н. Леляков; от УС КА – полковник А.М. Бешенев и военинженер 3 ранга С.Д. Сычев; от завода № 183 – конструктор КБ-520 А.А. Горбачев, начальник радиолаборатории цеха «540» Семененко и инженер исследователь цеха «540» М.В. Бабкин; от завода № 203 инженер В.В. Марков. Возглавил комиссию прибывший из Москвы помощник начальника 6-го отделения 3-го отдела БТУ ГАБТУ КА подполковник И.Н. Дорофеев.
17 и 18 сентября 1940 г. специальная комиссия детально изучала размещение радиостанции 71-ТК-3 в танках Т-34 № 0618-3 и № 0618-4. В протоколе по осмотру машин комиссией были отмечены следующие недостатки:

«1. При данном расположении радиостанции стрелок радист с трудом достает до ручек управления на приемнике и настраивать приемник может только ощупью, не видя шкал настроек. На ходу танка такое размещение не позволяет производить настройку приемника, т.к. кроме вышеуказанных недостатков, радист при настройке приемника, нагибаясь, может ударяться головой или о передатчик, или о потолок танка. Настраивать приемник сбоку, т.е. справа или слева мешает стенка танка, кулиса и водитель.
2. Боковой антенный ввод разработан неудовлетворительно и безобразит внешний вид машины.
3. Детали конструкции бокового антенного ввода как то: патрубок, броневая защита, изоляторы и амортизатор сильно выступают за габариты корпуса танка.
4. Броневой стакан антенного ввода громоздкий и нижняя часть его не имеет защиты от попадания грязи.
5. Укладка антенны по борту танка возможна только вручную изнутри танка.
6. Отсутствуют ограничивающие упоры для вертикального и горизонтального положения антенны.
7. Антенный ввод удлинен в сравнении с башенным размещением, что уменьшает отдачу из-за увеличения емкости антенны.
8. Установка и замена антенны изнутри танка невозможна.
9. Установленные рации на танках с номерами передатчиков 71-ТК-3 №№ ___ не обеспечивают перекрытия диапазона при увеличенной емкости антенны, начиная с 200 волны».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1130. Л. 31 – 32]

Следует отметить, что во время испытаний радиостанций 71-ТК-3 на заводе № 183 было установлено, что часть из них с заводскими номерами до 2200 включительно не могли быть размещены в корпусе танка Т-34 из-за отсутствия связи в рабочем диапазоне волн от № 200 до № 225. Отсутствие связи в этом диапазоне было вызвано изменением параметров антенного устройства при переносе радиостанции из ниши башни в корпус машины (из-за увеличения длины кабеля, соединявшего передатчик с антенным вводом, электрическая емкость антенны увеличивалась).
В общем, установка радиостанции 71-ТК-3 в танках Т-34 № 0618-3 и № 0618-4 получила от комиссии достаточно низкую оценку, в протоколе, составленном по результатам осмотра танков, были изложены следующие выводы и предложения по улучшению размещения радиостанции:

«1. Предложенное размещение рации 71-ТК-3 в танке Т-34 не может обеспечить надежность работы и удобство пользования рацией стрелку радисту как на стоянке, так и, в особенности, на ходу танка.
2. Размещение рации и всех ее элементов заводом № 183 произведено на танке Т-34 без всяких переделок в носовой части машины. Завод стремился использовать свободное место в отделении стрелка радиста без учета удобства пользования рацией стрелком радистом, и без должного соблюдения требований, необходимых для надежной работы рации.
3. Для устранения некоторых недостатков в размещении рации 71-ТК-3 и в конструкции антенного ввода заводу необходимо:
а) На одном из предъявленных танков Т-34 поменять местами передатчик и приемник, т.е. установить передатчик снизу, а приемник сверху – для облегчения работы на приемнике.
б) Сменить на обоих танках рации и установить на их место новые рации с номерами передатчиков больше 2200, которые должны обеспечить перекрытие диапазона при увеличенной емкости антенны.
в) Обрезать броневой стакан для устранения закорачивания антенны при изгибании ее.
г) После выполнения вышеуказанных предложений и установки на одном танке ТПУ-3 (опытный образец НИИСТа КА) заводу необходимо представить машины для испытания их в полевых условиях для проверки работы рации».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1130. Л. 32]

Стремясь максимально быстро реализовать вышеуказанные предложения комиссии, инженеры и рабочие опытно-экспериментального отдела «500» менее чем за сутки произвели в танках Т-34 № 0618-3 и № 0618-4 ряд изменений. В первую очередь на обоих танках были установлены новые передатчики (с заводскими номерами свыше 2200), приспособленные для работы с антенной с увеличенной емкостью. При этом на танке № 0618-3 передатчик № 2210 был установлен сверху над приемником, а на танке № 0618-4 наоборот – передатчик № 2270 размещался под приемником. Кроме этого, на танке № 0618-4 вместо серийного танкового переговорного устройства ТПУ-2 был установлен опытный («лабораторный») образец ТПУ-3М на три абонента.
О разработке нового танкового переговорного устройства расскажем более подробно. Проект тактико-технических требований на разработку новых образцов танкового переговорного устройства был составлен специалистами НИИСТ КА на основании решения, принятого 5 июля 1940 г. на совещании в УС КА. Согласно требованиям, эти образцы должны обладать простотой управления, небольшими габаритами и обеспечивать связь командира со всем экипажем и связь командира по рации. Монтаж переговорного устройства при размещении рации в корпусе машины должен производиться при установленном в машине ВКУ на 6 – 10 слаботочных колец. На состоявшемся в УС КА 16 июля 1940 г. совместном совещании с участием представителей ГАБТУ КА, НИИСТ КА, Главспецмаша НКСМ и заводов № 174 и № 183 в проект тактико-технических требований был внесен ряд дополнений, впоследствии утвержденных заместителем начальника УС КА Н.Г. Мальковым и начальником БТУ ГАБТУ КА Б.М. Коробковым.
Разработка нового танкового переговорного устройства на три абонента, получившего наименование ТПУ-3М, была произведена в кратчайшие сроки в НИИСТ КА под руководством инженера 1-го отдела Е.П. Петухова. Опытная партия ТПУ-3М в количестве 10 комплектов была изготовлена в сентябре 1940 г. на заводе № 197 им. Ленина в г. Горький (ныне Нижний Новгород). Согласно акту, составленному 21 сентября 1940 г на заводе № 197, четыре комплекта новых танковых переговорных устройств ТПУ-3М из опытной партии по указанию ГАБТУ КА были отправлены на завод № 183 в г. Харьков.
Танковое переговорное устройство ТПУ-3М предназначалось для телефонной связи между тремя членами экипажа и выхода на внешнюю связь командира и радиста через радиостанцию машины. В комплект ТПУ-3М входило три абонентских аппарата (№ 1 – механика-водителя, № 2 – радиста и № 3 –командира танка), три пары головных телефонов типа ТГШ, три микрофона типа МА, а также соединительные кабели и провода. Комплект ТПУ-3М обеспечивал:
– циркулярную связь всех абонентов;
– работу радиста на радиостанции через аппарат № 2, при этом командир имел возможность вести двухстороннюю телефонную связь с механиком-водителем. Вызов радиста командиром танка осуществлялся с помощью светосигнальной лампочки;
– работу командира танка на радиостанции с одновременным контролем радистом приема и передачи с помощью измерительных приборов радиостанции. Вызов командира танка механиком-водителем осуществлялся с помощью светосигнальной лампочки, при этом командир танка мог перейти на внутреннюю связь самостоятельно, переведя переключатель («ключ») на аппарате № 3 в положение «Внутренняя связь».
Важным достоинством танкового переговорного устройства ТПУ-3М являлось то, что его установка в танк не требовала разработки нового вращающегося контактного устройства и была возможна при сохранении серийно выпускавшегося ВКУ-3А с шестью слаботочными токосъемными кольцами.
В начале октября 1940 г. в Ленинграде на Кировском заводе ТПУ-3М, установленное в тяжелом танке КВ, выдержало полигонные испытания, а в конце 1940 г. на базе ТПУ-3М были созданы и успешно прошли испытания следующие унифицированные танковые переговорные устройства:
– ТПУ-2Л – на два абонента, предназначенные для установки в легких линейных танках Т-26 и Т-40;
– ТПУ-2Р – на два абонента, предназначенные для установки в легких танках Т-26 и Т-40, оснащенных радиостанцией;
– ТПУ-3Л – на три абонента, предназначенные для установки в линейных танках Т-34;
– ТПУ-3Р – на три абонента, предназначенные для установки в танках Т-34, оснащенных радиостанцией;
– ТПУ-4 – на четыре абонента, предназначенные для установки в тяжелых танках КВ.
Танковые переговорные устройства ТПУ-3Л и ТПУ-3Р стали устанавливать на серийные танки Т-34 начиная с 1941 г., когда вопрос с размещением радиостанции 71-ТК-3 в корпусе танка был уже окончательно решен.
А решался этот вопрос не просто. Утром 19 сентября 1940 г. в сопровождении комиссии два танка Т-34 (№ 0618-3 и № 0618-4) покинули территорию завода № 183 для проведения полевых испытаний по проверке надежности радиосвязи и удобства управления установленной на рабочем месте стрелка-радиста радиостанцией, как на ходу, так и на стоянке. Испытания проводились с 11 до 18 часов северо-восточнее Харькова на среднепересеченной местности. Проверка надежности радиосвязи между танками осуществлялась путем обмена контрольными радиограммами. В этот же день по результатам проведенных полевых испытаний комиссией был составлен протокол, в заключительной части которого отмечено:

«1. Размещение радиостанции 71-ТК-3 в корпусе танка Т-34, при котором приемник расположен под передатчиком, является совершенно не удовлетворительным, т.к. управление приемником на стоянке машины сильно затруднено, а на ходу машины практически невозможно.
2. Размещение радиостанции в корпусе танка Т-34, при котором приемник расположен на передатчике – является более приемлемым. При данном размещении рации приемником можно управлять как на стоянке, так и на ходу танка. Настойка передатчика на стоянке машины обеспечена, на ходу машины настройка передатчика затруднена.
3. Размещение остальных агрегатов радиостанции кроме антенны и антенного ввода удовлетворительное.
4. При размещении радиостанции в корпусе танка Т-34, при котором приемник расположен на передатчике, получены следующие ориентировочные дальности двухсторонней связи:
а) На стоянке танков на расстоянии 18 – 20 клм. (на большую дистанцию связь не проверялась).
б) На ходу танков на расстоянии 10 – 12 клм.
Понижение дальности радиосвязи, как на ходу, так и на стоянке являются результатом увеличения емкости бокового антенного ввода и уменьшение отдачи передатчиком в антенну, вследствие его большего удаления от антенного ввода.
5. Лабораторный образец ТПУ-3 обеспечивает связь как внутри танка, так и выход на рацию командира и радиста.
6. Боковой антенный ввод разработан заводом № 183 обеспечивал радиосвязь, как на ходу, так и на стоянке танка, но вследствие увеличенной емкости антенного ввода не может быть признан удовлетворительным».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1130. Л. 35]

А через два дня после проведения полевых испытаний, 22 сентября 1940 г., комиссия составила документ под названием «Заключительный акт по осмотру размещения радиостанции 71-ТК-3 в носовой части корпуса танка Т-34 и бокового антенного ввода, предъявленного заводом № 183 и результатам испытания их в полевых условиях». В этом документе комиссией был предложен новый – третий по счету вариант размещения радиостанции 71-ТК-3 в корпусе танка Т-34:

«3. Наилучшим вариантом размещения радиостанции 71-ТК-3 в носу корпуса танка будет следующий:
а) Приемник поместить впереди стрелка-радиста на переднем наклонном листе брони танка под пулеметом слева.
б) Передатчик установить справой стороны сидения стрелка радиста под пулеметом.
в) Умформер РУН-75 и РУН-10 с аккумуляторами 4 НКН-10 разместить под передатчиком на полу.
г) Главный переключатель укрепить в правой нише с расчетом удобства управления рацией и наименьшей длиной провода, соединяющего передатчик с антенной.
д) Аппарат радиста ТПУ-2 или ТПУ-3 разместить рядом с передатчиком, справа от стрелка радиста.
е) Аппарат командира ТПУ-2 или ТПУ-3 на том же месте, что и в машине № 1 или № 2.
ж) Аппарат водителя ТПУ-3 на наклонном переднем листе брони танка слева РРН.
4. Сидение стрелка радиста необходимо опустить ниже и передвинуть влево и назад для удобства работы на рации и пулемете.
5. Предложенный вариант размещения рации 71-ТК-3 в носу танка по пункту 3 и 4 обеспечит наибольшее удобство управления рацией, как на стоянке, так и на ходу танка и даст, при боковом варианте антенны наибольшую дальность связи. Если же данный вариант размещения покажет худшие результаты, то установку рации производить по второму варианту.
II. Предложенный вариант заводом № 183 бокового антенного ввода на танке Т-34 разработан неудовлетворительно, безобразит внешний вид машины и имеет ряд существенных недостатков.
а) Антенный боковой ввод и его броневая защита сильно выступают за габариты корпуса танка и вследствие этого могут быть быстро повреждены при обстреле, а также при преодолении танком искусственных и естественных препятствий.
б) Отсутствует автоматическое устройство для укладки антенны по борту танка и подъема ее при вращении башни.
в) Антенну сменить и установить изнутри танка невозможно.
г) Прерывается связь на 120° из 360° при повороте башни, т.к. пушка замыкает антенну на корпус танка (на землю).
е) Дальность связи понижается из-за увеличенной электрической емкости антенного ввода».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1130. Л. 39 – 40]

В заключительной части этого акта, подытожившего пятидневную работу комиссии под руководством подполковника И.Н. Дорофеева, было изложено:

«1. Предложенные варианты размещения радиостанции 71-ТК-3 в корпусе танка, как передатчик сверху, так и передатчик снизу приемника не обеспечивают нормальной дальности связи.
Исходя из вышеизложенного, заводу № 183 необходимо: в течение 10 – 12 дней изготовить два новых образца размещения рации в корпусе танка по варианту предложенному в пунктах 3 и 4 раздела I настоящего акта, и предъявить для испытания в поле и дачи окончательного заключения для выпуска в серию военпредами ГАБТУ и УС КА.
2. Предъявленная конструкция бокового антенного ввода не может быть признана вполне удовлетворительной, но так как другой разработки антенного ввода нет, считать возможным на ближайших два месяца проводить установку разработанного заводом 183 бокового антенного ввода. При установке данного антенного ввода необходимо внести следующие изменения:
а) Обрезать броневой стакан для устранения закорачивания антенны при сгибании ее.
б) Уменьшить толщину стенок броневого стакана до 10 мм и уменьшить диаметр его.
в) Приблизить броневой стакан к корпусу танка.
г) Установить крышку под броневой стакан для защиты антенного изолятора от грязи.
д) Желательно увеличить отверстие в оси антенного ввода для антенного провода для уменьшения электрической емкости.
е) Установить упоры, ограничивающие вертикальные и горизонтальные положения антенны.
ж) Не устанавливать штырь, предназначенный для отклонения антенны при повороте башни.
3. Предложить заводу № 183 к 15 Октября 1940 г. разработать и изготовить (для испытания в поле) два новых образца бокового антенного ввода с учетом замечаний, изложенных в разделе II настоящего акта.
4. Предложить заводу 183 устанавливать на танках Т-34 радиостанции 71-ТК-3, которые переделаны заводом № 203 для работы с увеличенной емкостью антенны и обеспечивающих перекрытие диапазона».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1130. Л. 40 – 41]

Необходимо отметить, что представители завода № 183 в очередной раз были не согласны с рядом положений, изложенных в заключительном акте и протоколах комиссии по испытанию размещения радиостанции 71-ТК-3 в корпусе танка Т-34. Так, А.А. Морозов, А.А. Горбачев, Семененко и М.В. Бабкин в особом мнении, изложенном в заключительном акте, в частности, отметили:

«Согласно письма начальника ГАБТУ генерал-лейтенанта т. Федоренко от 8.VIII-40 г. № 74924с установка антенны изнутри машины не обязательна.
Увеличение отверстия в оси антенного ввода не может быть выполнено, т.к. неизбежно повлечет за собой увеличение диаметра отверстия в бортовом листе корпуса и практически не повлияет на уменьшение емкости антенного ввода.
Предлагаемый комиссией третий вариант размещения рации в корпусе должен быть проверен монтажом на машине, т.к. влечет за собой переделку в ряде узлов и механизмов танка, и потребует затраты времени на разработку. При выполнении 3-го варианта, РУН-10 не может быть установлен на полу танка справа от радиста, вследствие больших его габаритов, а может быть установлен под приемником на первой горизонтальной трубе.
Со своей стороны считаем, что испытанный вариант № 2 установки рации 71-ТК-3 в корпусе танка Т-34 может быть признан удовлетворяющем для работы, как не связанный с большими переделками отдельных узлов машины».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1130. Л. 42]

Вернувшись в Москву, подполковник И.Н. Дорофеев сразу же, 24 сентября 1940 г. составил донесение на имя начальника 3-го отдела БТУ ГАБТУ КА военинженера 1 ранга С.А. Афонина, в котором подробно изложил все этапы работы комиссии. Заканчивалось донесение следующими словами:

«В основном можно на сегодня считать вопрос решенным, по возможному размещению рации в носу корпуса танка. Требуется только заводу приложить старания по наилучшему размещению рации и конструкции бокового антенного ввода. С нашей стороны необходимо еще раз проверить работу завода по выполнению указанных выше требований».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1182 Л. 3]

С отъездом И.Н. Дорофеева в Москву дальнейшую работу комиссии по испытанию установки радиостанции 71-ТК-3 в носовой части корпуса танка Т-34 возглавил районный инженер УС КА полковник А.М. Бешенев.
Выполняя решения комиссии, изложенные в заключительном акте от 22 сентября 1940 г., коллектив отдела «500» завода № 183 уже к 28 сентября 1940 г. произвел установку радиостанции 71-ТК-3 в танках Т-34 № 0618-4 и № 0618-3 по третьему варианту – в правой части отделения управления.
Приемник, в амортизационном каркасе был установлен на двух кронштейнах на трубе балансира правого переднего узла подвески перед сидением стрелка-радиста. Передатчик в каркасе размещался справа от сиденья стрелка-радиста на правом вертикальном борту машины между пружинами переднего узла подвески и шахтой второго узла подвески. Умформер РУН-10 и аккумулятор 4 НКН-10 были установлены под приемником на трубе балансира, а умформер РУН-75 – под передатчиком. Ввод антенного устройства осуществлялся через отверстие в правом листе подкрылка корпуса. Центральный переключатель радиостанции располагался над передатчиком в нише подкрылка корпуса рядом с антенным устройством. Ручной регулятор напряжения и распределительный щиток были закреплены на верхнем лобовом листе корпуса между люком механика-водителя и шаровой установкой лобового пулемета.



Размещение радиостанции 71-ТК-3 в носовой части корпуса танка Т-34 по третьему варианту

Испытания обоих танков в целях определения предельной дальности радиосвязи между машинами, как на стоянке, так и при движении, а также для проверки удобства пользования приборами радиостанции были проведены 28 сентября 1940 г. с 9 до 17 часов северо-восточнее Харькова. В процессе испытаний были получены следующие результаты, зафиксированные в отчете № 027:

«1. При движении обоих машин на 3-й и 4-й скоростях на всех рабочих оборотах двигателя машины и расстоянии 15 – 16 клм. между машинами двухсторонняя радио связь была уверенной и непрерывной со 100 % прохождением контрольных радиограмм.
При увеличении расстояния между машинами более 16 клм. связь при движении машин была неуверенной. На стоянке машин предельная дальность связи была около 26 клм.
2. В процессе испытания на связь выявлено, что при данном размещении радиостанции пользование всеми приборами радиостанции вполне возможно и незатруднительно, как на стоянке, так и при движении машины. Наряду с этим указанное размещение обладает следующими недостатками, затрудняющими доступ к различным механизмам машины и управление ими экипажем:
а) Вследствие малого зазора между плоскостью передатчика и правой боковой стенкой приемника, доступ к затяжной гайке ленивца совершенно невозможен.
б) Вследствие малого зазора между рычагом правого бортового фрикциона и левой боковой стенкой приемника возможны случаи цепляния руки водителя за каркас приемника, что может привести к аварии машины.
в) При размещении передатчика на правом борту машины и имеющемся на машине сидении, нахождение на сидении стрелка радиста, вследствие чрезмерной тесноты в летних условиях крайне стеснено, а в зимних условиях будет совершенно невозможно.
г) При настройке приемника и передатчика радист, наклоняясь, ударяется головой о прибор РРН, расположенный на верхнем наклонном броневом листе».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1130. Л. 73 – 74]

Но, несмотря на отдельные недостатки, в общем, такое размещение радиостанции было признано комиссией приемлемым. В заключительном акте от 30 сентября 1940 г. было указано:

«Данный вариант обеспечивает по сравнению с первым и вторым вариантом наиболее удобное управление рацией, наибольшую отдачу тока в антенну, а следовательно и дальность связи до 15 – 16 км на ходу машин вместо 10 – 12 км при втором и первом варианте (см. протокол испытаний от 21 и 22 сентября 1940 г.).
Исходя из этого предложить заводу № 183 выпускать радиомашины с расположением р/ст. в носу машины по третьему варианту».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1130. Л. 76]

В целях повышения удобства пользования радиостанцией и управлением танка, заводу № 183 было предложено устранить выявленные недостатки и провести следующие мероприятия:

«1. Передатчик крепить где и расположен, но передвинуть вперед до амортизационной пружины, для чего в защитном щитке пружины сделать соответствующую вырезку.
2. Приемник тоже где сейчас расположен, но передвинуть влево не менее как на 50 мм с тем, чтобы был свободный доступ к затяжке гайки ленивца. Крепление приемника необходимо производить на три точки, как и передатчик на угольники, плате или салазках прикрепленных к верхнему листу брони.
3. РУН-75 без изменений под передатчиком.
4. РУН-10 размещается там же под приемником, но с таким расчетом, чтобы стрелок-радист ногами в него не упирался, т.е. необходимо углубить его в нос машины до упора в баллон.
5. Главный переключатель рации крепится на том же месте с таким расчетом, чтобы он ложился на полку подкрылка правой ниши.
6. РРН перенести и крепить на потолке ниши над главным переключателем рации.
7. Щиток с предохранителями к рации и тумблера к ТПУ-2 или ТПУ-3 и освещения рации перенести и установить в правой передней части ниши, за главным переключателем рации.
8. ТПУ-2 аппарат № 1 на том же месте, по передвинуть вперед к передатчику. Аппарат № 2 без изменений, т.е. на левой стенке башни впереди командира.
9. Шнуры от ТПУ-2 аппарата № 1 к приемнику и передатчику должны быть укреплены под скобы, и не мешали бы в работе стрелку-радисту и водителю. Вилки данных шнуров, когда р/ст. не работает и закрыта, должны храниться в укрепленных брезентовых мешочках.
10. Телеграфный ключ к рации крепится на верхней части каркаса передатчика, для чего заводу 183 необходимо делать соответствующее гнездо для крепления телеграфного ключа.
11. Требования к антенному вводу остались те же, что и записано комиссией от 22/IX-40 г.
Наряду с этим необходимо:
а) В целях защиты антенного изолятора необходимо верхнюю часть стакана увеличить на 15 мм по высоте.
б) Дно стакана, защищающее антенный ввод от грязи, необходимо выполнить быстро открывающимся (не на винтах), и удаление его от гайки антенного ввода должно быть не менее как и до стенок стакана.
в) На диске, на котором сделаны выемки для фиксации положения антенны, необходимо сделать третью выемку, которая фиксировала бы антенну в наклонном положении с таким расчетом, чтобы тело орудия не замыкало антенну на землю. На первых же радиомашинах определить надежность и дальность радиосвязи, как на ходу машины, так и на месте.
с) Рукоятка антенного ввода для укладки антенны должна соответствовать направлению антенны, т.е. антенна вертикально и рукоятка вертикально – антенна горизонтально и рукоятка горизонтально.
12. Выключатель массы, укрепленный на шахте справа сиденья стрелка-радиста необходимо углубить его к вертикальному листу брони с таким расчетом, чтобы он не выходил за габариты сиденья.
13. Сиденье стрелка-радиста передвинуть влево примерно на 50 – 70 мм и назад. Разрешается ставить сиденье неподвижное. Предусмотреть и установить защиту от задевания стрелка-радиста кронштейнами сидений в башне.
14. В целях защиты от грязи и необходимой передвижки приемника влево, следует щиток контрольных приборов водителя углубить в нос машины за рычаги управления борт. фрикционами. Правый рычаг борт. фрикциона и рычаг кулисы необходимо выгнуть влево и на водителя с таким расчетом, чтобы они обеспечили управление машины водителем и дали бы возможность передвинуть тоже влево как приемник, так и сиденье стрелка-радиста для облегчения подтяжки гусеницы и удобства работы стрелком-радистом.
15. В целях удобства подтяжки гусеницы, а также удобства работы стрелком-радистом необходимо светильник КЛС установить вплотную на каркасе передатчика и погнуть кронштейн светильника назад. Светильник КЛС для освещения приемника крепить на каркасе приемника.
Наряду с выше изложенным предложить заводу 183 провести следующие мероприятия
16. В целях более точного установления дальности связи на ходу машины необходимо на первых 10 радиомашинах определить предельные дальности связи на ходу машин. Среднее значение этих дальностей должно служить пунктом ТУ на сдачу остальных радиомашин.
17. В целях проверки рации, расположенной в носу машины А-34 по третьему варианту, на механическую прочность крепления, качество монтажа и безотказность в работе на связь в условиях длительной эксплоатации, необходимо оборудовать три радиомашины с учетом требуемого настоящим документом размещения и дать заводу соответствующее по ним заключение по истечении испытания машин.
18. На всех линейных машинах необходимо производить полную постановку креплений радиостанции, как то антенный ввод, бонки, кронштейны, соответствующие переделки рычагов управления и т.д., согласно настоящего заключительного акта с таким расчетом, чтобы можно было без всяких переделок р/ст., вместе со всем обслуживающим оборудованием, из радио танков перенести и установить в линейном танке, т.е. линейный танк отличается от радиотанка только отсутствием р/ст. с ее обслуживающими агрегатами.
19. При установке ТПУ-3 аппарат № 3 следует устанавливать согласно протокола от 22/IX-40 г. комиссии по размещению р/ст.
Перед запуском в серию, провести повторное испытание монтажа ТПУ-3».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1130. Л. 76 – 79]

Менее двух недель потребовалось заводу № 183, чтобы реализовать на практике вышеперечисленные предложения комиссии. К 12 октября 1940 г. две машины Т-34 № 608-01 и № 547-29 были оборудованы средствами связи согласно заключительному акту от 30 сентября 1940 г. В первом танке была установлена радиостанция 71-ТК-3 с передатчиком № 2205, а во втором – с передатчиком № 2266. Обе машины были оснащены ТПУ-3М из установочной партии (комплекты № 9 и № 8 соответственно).

Чертежи установки радиостанции 71-ТК-3 в танке Т-34, утвержденные на серийное производство:



монтаж радиооборудования (сборочный чертеж 34.33.сб-1); установка каркаса передатчика (сборочный чертеж 34.33.60сб);
установка каркаса приемника (сборочный чертеж 34.33.55сб); установка умформера РУН-75 (сборочный чертеж 34.33.43сб)



установка умформера РУН-10 (сборочный чертеж 34.33.44сб); установка антенного ввода (сборочный чертеж 34.33.25сб);
антенна с вводом (сборочный чертеж 34.33.28сб); бронировка антенного ввода в сборе с валиком (сборочный чертеж 34.33.26сб)

Полевые испытания по определению предельной дальности радиосвязи между двумя этими танками были проведены 12 октября 1940 г. в районе северо-восточнее Харькова с 12 до 16 часов. В протоколе № 030, составленном по итогам испытаний, было отмечено:

«1. При движении обеих машин на 3-й и 4-й передачах на всем диапазоне рабочих оборотов двигателя связь была уверенной и непрерывной при следующих расстояниях:
а) При наклонной антенне на 45° – 5 – 6 клм.
б) При вертикальной антенне – 17 – 18 клм.
2. На стоянке машины при наклоненной антенне 45° связь была получена до 10 клм. При вертикальном положении антенны связь на расстояниях свыше 18 клм не проверялась.
3. При движении машины внутренняя циркулярная связь через переговорное устройство ТПУ-3м была удовлетворительной. При тех же условиях внешняя связь, как через аппарат № 1, так и через аппарат № 2 связь был удовлетворительной в пределах 17 – 18 клм. Наряду с этим наблюдалось, что при работе через ТПУ-3м на рацию слышимость понижалась, по сравнению с работой непосредственно на рацию без ТПУ-3м.
4. Нарушений в креплении отдельных агрегатов рации и монтажа в процессе испытаний не наблюдалось».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1130. Л. 177]

Ровно через сутки, 14 октября 1940 г. были проведены испытания ещё одного – пятого по счету танка Т-34 с радиостанцией, установленной в носовой части корпуса. В этом танке, имевшем заводской номер 423-41, была установлена радиостанция 71-ТК-3 с передатчиком № 2265 и танковым переговорным устройством ТПУ-2. Двухсторонняя радиосвязь осуществлялась с другим танком Т-34 № 0618-3, оборудованным радиостанцией 71-ТК-3 с передатчиком № 2210 ещё по предыдущему – третьему варианту. Испытания проводились с 14 до 17 часов. При движении обоих танков на 3-й и 4-й передачах по грунтовым размякшим от дождя дорогам двухсторонняя связь между машинами на расстоянии 18 – 19 км была «уверенной и непрерывной».
Таким образом, коллективу завода № 183 с помощью специалистов ГАБТУ КА, УС КА и НИИСТ КА осенью 1940 г. удалось добиться приемлемого размещения радиостанции 71-ТК-3 в корпусе танка Т-34 в полном соответствии с тактико-техническими требованиями на машину. При этом полученная дальность устойчивой радиосвязи вполне удовлетворяла требованиям военных. Для сравнения отметим, что наиболее распространенные немецкие УКВ радиостанции Fu-5 (передатчик 10WSc, приемник UKWE), которыми оснащались немецкие танки Т-II, Т-III, Т-IV, Т-V «пантера» и Т-VI «тигр», обеспечивали дальность устойчивой радиосвязи телефоном на ходу танка на расстояние всего 2 – 3 км.
О положительных результатах полевых испытаний средств связи, установленных в танках Т-34 № 608-01, № 547-29 и № 423-41, главный инженер завода № 183 С.Н. Махонин и исполняющий обязанности главного конструктора завода А.А. Морозов уведомили руководство ГАБТУ КА, УС КА и Главспецмаш НКСМ в последний день октября письмом № СО5884. Именно в этот день, 31 октября 1940 г., на территории завода № 183 завершилась подготовка этих трёх танков для длительного пробега по маршруту Харьков – Кубинка – Смоленск – Киев – Харьков, о котором будет рассказано в следующей главе.


Предыдущая глава << 5. В поисках лучшей связи >> Следующая глава

© Макаров А.Ю., Желтов И.Г., 2017 – 2018
При любом использовании размещенных на данном сайте документов - обязательно указывать архивные реквизиты: архив, фонд, опись, дело, лист.
При любом использовании размещенного на данном сайте авторского текста - обязательно указывать имя автора и ссылку на сайт "Т-34 Информ"
Защищено законом по авторским правам.
Наша почта: email@t34inform.ru