Публикации > Желтов И.Г., Макаров А.Ю. "Харьковские «тридцатьчетверки»"


Предыдущая глава << 4. «Тридцатьчетверка» идет в серию >> Следующая глава

Желтов И.Г., Макаров А.Ю.

4. «Тридцатьчетверка» идет в серию

Летом 1940 г., одновременно с изготовлением установочной партии танков Т-34, на заводе № 183 шла интенсивная подготовка производственных мощностей к серийному выпуску этой новой боевой машины. Как следует из оперативной сводки № 337с, составленной старшим военным представителем ГАБТУ КА на заводе № 183 военинженером 2 ранга Д.М. Козыревым, на 5 июля 1940 г. состояние дел с подготовкой производства было следующим:

«Проектирование приспособлений и штампов первой очереди к 1/VII закончено, спроектировано 1600 наименований, для изготовления спущено 1400 наименований. На заводе № 183 изготовлено 330 наименований, из коих по отделу 100 испытано и принято на производство 42 наименования, по отделу 700 – 11 наименований. На других заводах заказано 540 наименований, выполненных нет за исключением на СТЗ изготовлено 13 наименований.
Техпроцессы разработкой закончены, пронормировано 80 % и спущены в цеха.
Спец. и мерительный инструменты: вновь спроектировано 520 наименований, из коих заказано 500 наименований. Старой номенклатуры 900 наименований, изготовлено 250 наименований. Изготовление инструмента на других заводах идет крайне неудовлетворительно, из-за недостатка инструментальных сталей.
По капитальному строительству: запуск первого тяжелого пролета для сварки корпусов в отделе 700, как намечалось по плану, к 20/VI не закончен. Кран установлен, идет установка сварочных плит и другие внутренние работы, в первой половине Июля должны быть сданы в эксплоатацию.
В конце июня развернулись работы по строительству второго пролета в отделе 700. Строительство должно быть закончено по плану к 15/VII. Остальные работы по капстроительству и реконструкции не начаты из-за недостатка материалов и рабсилы.
На Июнь мес. завод запланировал кроме 20 шт. программных машин собрать еще дополнительно в отделе 100 – 5 машин.
На заводе имеется 23 комплекта брони, считая с первых 10 машин. В сборке 2 корпуса и 6 башен, собрано всего корпусов 9 шт., башен 6 шт.
2 машины А-34 без башен отправлены 3/VII заводу № 8.
По основным вопросам особых изменений по отношению к сводкам от 25/VI и 2/VII нет. Прошу срочно выслать табель личного имущества экипажа и опись ЗИПа вооружения»
.

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1181. Л. 143]

К середине июля 1940 г. особого прогресса в деле подготовки производства к серийному выпуску танка Т-34 коллективом завода № 183 достигнуто не было. Однако некоторых успехов за это время добились строители. Благодаря усилиям треста № 26 Главцентростроя, осуществлявшего работы по строительству и реконструкции цехов завода № 183, был выполнен большой объем строительно-монтажных работ в корпусном отделе «700», что позволило к 15 июля 1940 г. ввести в эксплуатацию первый стенд для сварки корпусов танка Т-34 и приступить к монтажу еще пяти стендов. В танковом отделе «100» была освобождена от сборки лёгких колёсно-гусеничных танков БТ-7М половина сборочного цеха «130» для реконструкции его под конвейерную сборку танков Т-34. К 20 июля 1940 г. в отделе «700» был введен в эксплуатацию второй стенд для сварки корпусов танка Т-34, а в отделе «100» начаты работы по реконструкции сборочного цеха «130» – усиление подкрановых путей и постройка второй линии конвейера для сборки танков Т-34.
Что же касается выпуска танков Т-34, то в оперативной сводке № 360с от 15 июля 1940 г. военинженер 2 ранга Д.М. Козырев руководству АБТУ КА сообщил следующее:

«По плану завода намечено на Июль мес. [сдать] 25 машин. Из них собрать в отделе 500 – 20 машин и в отделе 100 – 5 машин. В счет этого количества завод к сборке не приступал из-за отсутствия корпусов. Всего собрано 10 корпусов для программы прошлого месяца и 5 корпусов собираются в [отделе] 700 для программы текущего месяца. Обеспеченность по броне по 22 номер машины.
Из 10 машин программы прошлого месяца отгружено 3 шт., из них последняя отправлена 12/VII-40 г. в адрес Ленинградского Артиллерийского Научно-испытательного полигона. Принято большим пробегом 3 шт. Находится в процессе сборки 4 шт. (из них одна шт. в отделе 100)»
.

[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 32. Л. 24]

В последующие пять дней ситуация с выполнением плана по выпуску танков Т-34 существенно не улучшилась. В оперативной сводке № 376с, подписанной старшим военным представителем АБТУ КА на заводе № 183 капитаном П.Ф. Русаковым, в частности, было сказано:

«Сначала выпуска машин Т-34 собрано корпусов и поступило на сборку 13 шт. и башен 10 шт. Собрано и прошло испытание большим пробегом 9 машин. Из них принято 5 шт. отгружено 3 шт. и одна машина оставлена на заводе для учебных целей. Находятся в процессе сборки 4 машины. Обеспеченность броней по башням и корпусам по 22 номер машины. Заложено корпусов 6 и башен 10».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1181. Л. 176]

Таким образом, выполнение заводом № 183 плана по выпуску танков Т-34 в июле 1940 г. находилось под угрозой срыва. Кроме этого заводом не выдерживался утвержденный НКСМ график подготовки производства к серийному выпуску танков Т-34. Прежде всего, это касалось оснащения производства всеми необходимыми приспособлениями, штампами и инструментом, как собственного изготовления, так и получаемых по кооперации от СТЗ, 1-го ГПЗ, ЗИС, ХТЗ и завода № 75.
Для поиска путей выхода из сложившейся ситуации заместителем народного комиссара среднего машиностроения А.А. Гореглядом в Москву были вызваны руководители заводов и организаций, непосредственно отвечавших за подготовку производства танка Т-34. В Москве в течение двух дней, 23 и 24 июля 1940 г., под председательством А.А. Горегляда было проведено совещание, участники которого докладывали состояние дел и причины, по которым не выдерживались заданные сроки. Все выступления были зафиксированы в стенограмме.
В первый день совещания первым выступил главный инженер завода № 183 С.Н. Махонин. В своем выступлении С.Н. Махонин перечислил трудности, мешавшие заводу № 183 подготовить производство к серийному выпуску танков Т-34 в установленные сроки. Основными из них были:
– плохое обеспечение завода материалами;
– недостаточные темпы работ по строительству и реконструкции цехов завода (из-за нехватки рабочей силы);
– несоблюдение заводами-поставщиками (главным образом СТЗ) сроков поставки деталей и заготовок, а также заказанных приспособлений, штампов и инструмента;
– отказ Мариупольского завода им. Ильича от производства для завода № 183 ряда литых броневых деталей за исключением литого корпуса башни и носовой балки корпуса. В связи с этим завод № 183 был вынужден самостоятельно изготавливать «мелкое броневое литье» для танка Т-34, как то: защиту лобового пулемета ДТ, основания смотровых приборов механика-водителя, основания башенных смотровых приборов и крышки бортовых редукторов.
После выступления С.Н. Махонина слово взял главный инженер Сталинградского тракторного завода А.Н. Демьянович. В ответ на претензии С.Н. Махонина он сообщил, что невыполнения СТЗ в срок своих обязательств перед заводом № 183 по изготовлению деталей, заготовок, штампов, приспособлений и инструмента произошло из-за проволочек в оформлении договора на поставку, несвоевременного получения чертежей от завода № 183, а также из-за отсутствия на СТЗ необходимых материалов.
В какой-то мере выступления главных инженеров заводов № 183 и СТЗ подытожил начальник Главспецмаша НКСМ Г.С. Суренян:

«По существу работы 183-го завода. Я хочу его работу разбить на 2 части. По существу выполнения решения ЦК по июньской – июльской программам тут завод № 183 не имеет права ссылаться на другие заводы, которые должны были поставлять детали, здесь вина главным образом самого завода № 183.
Нельзя ссылаться на то, что решение ЦК было 5 – 8 июня, по существу завод знал раньше и 10 машин были записаны с ведома завода и принимая во внимание, что завод это количество запустил с марта, тем более непростительно, что завод не выполнил своевременно подготовки по этим 10 машинам. Если бы работа была развернута более широким фронтом, то на сейчас имели бы эти 10 машин выполненными. Вот если бы завод мог сказать, что он собрал машины, а СТЗ не дал гусеницы, тут было бы видно, что завод № 183 не виноват. Положение с июльской программы обстоит не лучше, даже пожалуй тяжелей. Это объясняется тем, что для подготовки той партии завод имел значительно больший промежуток времени, чем сейчас.
Сейчас тов. Фрадкин
[служащий военного отдела НКСМ] сказал, что положение улучшается, я сегодня говорил с директором завода [№ 183], он считает что программа будет обеспечена. Я же считаю, что это заводу вряд ли удастся. Завод не подготовил стендового хозяйства для производства корпусов. В отделе тяжелых пролетов имеется 3 стенда и 4-й будет запущен днями.
Внутри самого завода есть неполадки. График местами не увязан с заготовительными цехами. Когда, я спрашивал, почему не выполнили, то многие отвечали, что это не увязано внутри завода. В основном держали заготовки, идущие по линии самого завода. Завод задержался в подготовке средств производства. Тут вина главка и наркомата, несвоевременно помогли конструкторами. Большая вина завода, что не сумел обеспечить заводы поставщики чертежным хозяйством. Сейчас нужно создать перелом на заводах поставщиках – ни один завод поставщик не должен ссылаться на то, что завод № 183 не выслал чертежей.
Я просил бы обязать другие заводы, которые связаны с заводом № 183, выполнять оснастку с значительным опережением, чем это записано в графике. Мы сейчас стоим перед фактом прекращения производства машины БТ-8
[БТ-7М]. Машина Т-34 идет обходным процессом и в течение этих 3 месяцев нужно полностью обеспечить завод оснасткой, нужно создать перелом в поставках штампов, приспособлений с заводов смежников, что бы все штампы и поковки поступили на завода к 1/VIII, чтобы отдел 100 имел возможность запустить машину, если этого не будет, то кустарной работы не устранить. Главк поставил своей задачей обеспечить заводу все необходимое для выполнения программы. Главку и военному отделу нужно сейчас центр тяжести своей работы перенести на два момента. Обеспечить снабжение завода, чтобы завод имел возможность маневрировать, иметь достаточное количество материалов, с другой стороны главку нужно направить свое внимание на то, чтобы все заводы смежники обеспечили подготовку и своевременную отправку штампов и приспособлений на завод № 183.
Внутри завода надо учесть следующее обстоятельство. Из 4000 наименований инструментария 2370 наименований изготовляет сам завод, чтобы выпуск этого инструментария проходил своевременно на самом заводе. Сейчас работают по обходной технологии, как только получили инструментарий должны его немедленно осваивать внедрять, опробовать. Отдел главного технолога, который сейчас руководит этим внедрением, обеспечен кадрами. Сейчас технологический процесс спущен в цех. Теперь цех должен ознакомиться с процессом, надо подготовится к приемке штампов и приспособлений и главное внедрять их»
.

[РГАЭ. Ф. 8115. Оп. 8. Д. 15. Л. 155 – 157]

Всего в первый день совещания выступили 11 человек, представлявших заводы НКСМ, Главспецмаш и Военный отдел НКСМ. В основном в выступлениях затрагивались вопросы, относившиеся к положению дел на заводе № 183 и частично – на Сталинградском тракторном заводе.
Второй день совещания главным образом был посвящен обсуждению вопросов, связанных с состоянием дел на заводах-смежниках, привлечённых к выпуску приспособлений, штампов и инструмента, а также комплектующих для производства танка Т-34 на заводе № 183. Следует отметить, что, несмотря на наличие взаимных претензий, все участники совещания вне зависимости от занимаемых должностей старались объективно оценить создавшееся положение и найти пути выхода из него. Совещание завершилось вечером 24 июля 1940 г. Подводя его итоги, заместитель народного комиссара среднего машиностроения А.А. Горегляд призвал все заинтересованные стороны своевременно и полностью выполнять свои обязательства в соответствии с графиком, утверждённым НКСМ.
В то время, когда в Москве проходило совещание у А.А. Горегляда, в Харькове на заводе № 183 была завершена разработка «Технических условий на сборку и приемку механизмов и испытание машины "А-34" выпуска 1940 г.». 25 июля 1940 г. технические условия были подписаны исполняющим обязанности главного конструктора завода А.А. Морозовым, исполняющим обязанности начальника КБ-520 Н.А. Кучеренко и старшим военным представителем ГАБТУ КА на заводе № 183 капитаном П.Ф. Русаковым, и в этот же день – согласованы с директором завода № 183 Ю.Е. Максарёвым. На 140 страницах этого документа были изложены технические условия на сборку (монтаж) и приемку всех составных частей машины, а также прописаны технические условия на проведение «стационарной прокрутки» (проверка работы силовой установки и трансмиссии танка при работающем двигателе), заводской обкатки, сдаточных и специальных испытаний танков Т-34. В августе 1940 г. технические условия были согласованы с начальниками 4-го и 8-го отделов АБТУ КА военинженерами 1 ранга Н.Н. Алымовым и С.А. Афониным, районным инженером ГАБТУ КА на заводе № 183 военинженером 2 ранга Д.М. Козыревым и утверждены начальником БТУ ГАБТУ КА военинженером 1 ранга Б.М. Коробковым, после чего изготовление и приемка танков Т-34 в 1940 г. производилась в соответствии с этим документом.
К моменту завершения разработки технических условий коллективу КБ-520 удалось устранить значительную часть недостатков в конструкции «тридцатьчетверки», выявленных комиссией во время войсковых испытаний двух опытных образцов танка Т-34. О том, над чем ещё предстояло поработать коллективу конструкторов КБ-520, можно судить, ознакомившись с «Перечнем конструктивных изменений и доработок по машине Т-34, подлежащих введению в серийном производстве в 1940 г.», составленном старшим военным представителем ГАБТУ КА на заводе № 183 и исполняющим на тот момент обязанности районного инженера ГАБТУ КА капитаном П.Ф. Русаковым:




[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1022. Л. 94 – 96]

Этот перечень изменений был подписан исполняющим обязанности главного конструктора завода № 183 А.А. Морозовым, согласован c директором завода Ю.Е. Максаревым и 26 июля 1940 г. с препроводительным письмом № 378с отправлен в Москву начальнику 4-го отдела БТУ ГАБТУ КА военному инженеру 1 ранга Н.Н. Алымову. На основании этого документа в ГАБТУ КА были составлены три уточненных перечня изменений конструкции и доработок по танку Т-34, которые 12 августа 1940 г. в виде приложений № 5, 8 и 9 вошли в дополнительное соглашение № 4-529 от 3 июля 1940 г. к договору № 4-074 между заводом № 183 и ГАБТУ КА.
Необходимо отметить, что значительная часть из перечисленных изменений конструкции и доработок по танку была включена в указанный перечень по требованию представителей военной приемки ГАБТУ КА на заводе № 183. И это не случайно, именно им, непосредственно контролировавшим большинство производственных процессов, были известны практически все недостатки новой машины. Находясь в тесном контакте с конструкторами и испытателями, военные представители ГАБТУ КА постоянно представляли руководству завода № 183 предложения по улучшению конструкции танка Т-34. Многолетний опыт эксплуатации танков в войсках, указывал на то, что при оснащении Красной Армией новой боевой машиной в конструкцию танка Т-34 предстоит внести ещё достаточно много изменений. В связи с этим в конце июля 1940 г. при составлении проекта тематического плана научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (далее – НИОКР) по танкам и тракторам на 1941 г. руководство завода № 183 уделило особое внимание темам, связанным с усовершенствованием танка Т-34.
Проект тематического плана НИОКР по заводу № 183 на 1941 г. был подготовлен 1 августа 1940 г. и включал следующие темы, непосредственно относящиеся к повышению боевых и эксплуатационных качеств танка Т-34:

«1. Разработка конструкции по отеплению танка Т-34.
Проводимые в данное время конструкторские разработки по отеплению применительно к танку А-7М
[БТ-7М] являются только материалом для проверки основных принципов, заложенных в конструкцию. После зимних испытаний на А-7М и доработки все это необходимо перенести на танк Т-34.
2. Разработка смотровых приборов для наблюдения из танка Т-34.
Прорабатываемая конструкция смотровых приборов, по тематике 1940 года, предусматривает только замену имеющихся на танке приборов более совершенными. При положительных результатах необходимо по этому принципу разработать и испытать на танке приборы, обеспечивающие всем требованиям, предъявляемым АБТУ КА.
3. Торсионная подвеска на танке Т-34.
По требованию АБТУ КА для получения в танке Т-34 большего полезного объема необходимо разработать и испытать на одном образце торсионную подвеску, вместо имеющейся в данное время пружинной свечной подвески.
4. Разработка новой конструкции корпуса танка Т-34.
Работа предусматривает конструктивно-технологическую отработку этого наиболее ответственного и трудоемкого по изготовлению узла танка с целью повышения снарядоустойчивости элементов корпуса и упрощения технологии его изготовления и ремонта.
5. Установка в танке Т-34 нового артвооружения.
По требованию АБТУ КА предусматривается увеличение мощности артвооружения на танке Т-34. Работу эту необходимо уточнить с Заказчиком для окончательного определения как по пушке, так и по пулемету.
6. Конструкторская разработка установки новой рации в корпусе танка Т-34.
Устанавливаемая в данное время в башне рация 71-ТК-3 со временем должна быть заменена более усовершенствованной новой кварцевой рацией, которую по требованию Заказчика необходимо устанавливать только в корпусе. Установка эта потребует кроме переделок в самой машине еще и разработку нового ввода антенны и нового ВКУ на большее число колец. На серийное производство такую установку можно вводить только после всестороннего испытания.
<…>
11. Работы по химвооружению танка Т-34.
По химвооружению танка Т-34 завод вплотную столкнулся только в 1940 г. Надо полагать, что отработка конструкции и ее совершенствование не будет исключена. Необходимо эту тему более детально отработать с ХИМУ КА и окончательно уточнить после испытания первого опытного образца химизированного танка Т-34, изготовляемого в 1940 году.
12. Разработка конструкции паровой машины для танка Т-34.
Для обеспечения более высоких динамических показателей танка и упрощения его конструкции и эксплоатации. Разработку паровой установки необходимо осуществить в эскизном проекте.
<…>
16. Проработка конструкции по переходу на литую броню.
С получением окончательных результатов по всестороннему испытанию литой брони и определения ее качественных показателей необходимо проработать отдельные детали и узлы танка на предмет их перевода с катаной брони на литую.
17. Новый механизм для поворота башни.
Для обеспечения поворота башни при всех возможных углах наклона последней, необходим новый мотор большей мощности. Его установка потребует, конечно, и переделки самого механизма.
18. Модернизация танка Т-34.
Проработка отдельных узлов и механизмов танка Т-34 с целью дальнейшего их улучшения конструкции и повышения т.т. свойств машины в целом.
19. Работы по подбору смазки и их унификации.
20. Опытно-исследовательские работы по отдельным деталям, приборам, поступающим со стороны на оборудование танка (контрольные приборы, подшипники, оборудование и пр.).
21. Работы по унификации водяных радиаторов с танком "КВ".
22. Работа по проработке нового вентилятора охлаждения.
23. Проработка конструкции запасного пускового устройства к двигателю В-2 (исполнители: заводы № 75 и № 183).
24. Разработка конструкции воздушного фильтра с высокой степенью очистки воздуха к двигателю В-2.
25. Исследование возможности применения автоматической сварки в производстве машин А-34.
ПРИМЕЧАНИЕ: В указанную работу входит приобретение соответствующего оборудования и аппаратуры.
26. Исследование сварки электродами из углеродистой стали с легирующими обмазками.
27. Исследование сварки и бронестойкости новых марок брони, вводимых Маргосзаводом им. Ильича.
28. Исследование причин трещинообразования в бронедеталях при сварке.
29. Исследование литых бронедеталей.
30. Полигонные испытания корпусов, башен, узлов и различных бронедеталей.
31. Конструктивная разработка, изготовление и испытание планетарной трансмиссии по проекту ВАММ КА»
.

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1181. Л. 201 – 204]

Данный документ был подписан С.Н. Махониным и А.А. Морозовым, и 6 августа 1940 г. с препроводительным письмом № СО4080 отправлен в Москву в Военный отдел НКСМ. Копии данного документа были направлены начальникам Главспецмаша НКСМ и 8-го отдела БТУ ГАБТУ КА на согласование. В конце августа 1940 г. предложенный заводом № 183 проект тематического плана НИОКР был откорректирован, дополнен и включен в «заявку ГАБТУ КА на научно-исследовательские и опытные работы, подлежащие выполнению и финансированию по плану НКСМ в 1941 г.».
Однако все это было в планах на 1941 г., летом же 1940 г. основной задачей для завода № 183 являлось освоение серийного выпуска танка Т-34 и устранение основных дефектов в его конструкции.
2 августа 1940 г. помощник начальника ГАБТУ КА военинженер 1 ранга Б.М. Коробков в очередном донесении народному комиссару обороны СССР С.К. Тимошенко о выполнении промышленностью Постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) № 976-368 от 7 июня 1940 г. отметил, что:

«Завод № 183 изготовил на 1.8.40 г. 10 танков Т-34 вместо 30 танков предусмотренных Постановлением. Основной причиной невыполнения является медленность в темпах подготовки производства на заводе № 183 и невыполнение заводами ГАЗ, ЗИС, ХТЗ, СТЗ и др. заказов завода № 183 на приспособления, инструмент, штампы и т.д.».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1023. Л. 140]

Необходимо отметить, что из десяти изготовленных танков Т-34 только пять были приняты представителями военной приемки, и из них только один был принят в июле. Таким образом, в июле 1940 г. заводу № 183 удалось выполнить месячный план по поставке танков Т-34 Красной Армии всего лишь на 5 %, сдав заказчику один танк вместо двадцати. Из пяти принятых танков Т-34 одна машина с заводским номером 311-04-3, по распоряжению ГАБТУ КА, в июле 1940 г. была передана в отдел «70» (эксплуатационный отдел завода № 183) для подготовки экипажей танков Т-34, прибывавших на завод для получения новой материальной части. Кроме ранее упомянутых двух танков без башен, переданных на завод № 8 для опытных работ по установке в них 85-мм пушки, в июле 1940 г. с завода № 183 состоялась отправка еще одного танка Т-34. Машина с заводским номером 311-25-3 железнодорожным транспортом была отправлена 13 июля на Ленинградский артиллерийский научно-исследовательский опытный полигон (АНИОП) для испытания установки пушки Л-11.
Из оперативной сводки № 386с о выполнении заводом № 183 плана заказа ГАБТУ КА за июль 1940 г.:

«1. На машине № 311-04-3, переданной заводу для подготовки экипажей, после 38 часов работы разрушился вентилятор мотора серийной конструкции (трещины в лопатках). Для изжития этого дефекта изготовлен вентилятор, в котором лопатки усилены подлопатниками и для испытания устанавливается на опытную машину Т-34 с опытным мотором 250 с часовым ресурсом работы. На всех машинах с 20 номера не ожидая результатов испытания, вентиляторы будут устанавливаться с подлопатниками. Относительно выпуска 20 шт. маш. с не усиленными вентиляторами, завод поставил вопрос перед Зам. Наркома тов. ГОРЕГЛЯД и Начальником АБТУ КА ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТОМ т. ФЕДОРЕНКО.
2. Основания смотровых приборов из 40СХ по результатам испытания на Мариупольском заводе оказались хрупкими. Директором завода принято решение форсировать литье и испытание этих деталей из МЗ-2 и о пропуске задела послана телеграмма Зам. Наркома т. ГОРЕГЛЯД и Нач. АБТУ КА Генерал-лейтенанту т. ФЕДОРЕНКО. Приемкой АБТУ КА на заводе машины по этим двум дефектам и другим (см. перечень изменений и недоделок при № 378с) не оформляются.
3. На Август мес. заводом планируется собрать и сдать Т-34 в отделе 100 – 30 шт. и в отделе 500 – 25 шт.»
.

[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 32. Л. 19 об.]

О ходе подготовки производства к серийному выпуску танка Т-34 на заводе № 183 по состоянию на 30 июля 1940 г. можно судить по оперативной сводке № 392с, составленной районным инженером ГАБТУ КА Д.М. Козыревым. Как видно из этого документа, несмотря на все усилия наркомата и руководства завода № 183, отставание от графика подготовки производства имело место. В сводке по опытным работам, проводимым в отделе «500» в июле 1940 г., Д.М. Козырев написал:

«I. Конструкторское бюро.
1. Разработано два варианта технического проекта машины Т-34 с огнеметом. В настоящее время идет изготовление рабочих чертежей. Сроки, указанные в договоре не выдерживаются.
2. Разработан технический проект трактора на базе машины Т-34. По ряду групп рабочие чертежи спущены в производство. Намеченный график по выпуску чертежей не выдерживается. Выпуск чертежей идет с опозданием на 15 – 20 дней.
II. ОПЫТНЫЙ ЦЕХ "540".
1. Производились испытания двигателя В-3 на машине А-5. Испытания начались 17/VII, но при первом выезде было обнаружено, что мощность двигателя в 250 л.с. для маш. А-5 недостаточна. На ровных участках пути на 4-й передаче двигатель развивал только 1400 об./мин. После чего двигатель был снят и отрегулирован на 300 л.с. Испытания возобновились 24/VII-40 г. С увеличением мощности двигателя динамика машин улучшилась. На ровном участке пути двигатель развивает 1800 – 1900 об./мин. На 31/VII-40 г. двигатель проработал около 30 часов, после чего вышел из строя по причине пробивания газов.
2. Производилась сборка двух маш. Т-34 с двигателем М-250. Сборка одной маш. закончена, 1-го Августа начнутся ее испытания. Вторая машина сборкой должна быть закончена к 10 Августа.
3. Производились испытания трактора "ВОРОШИЛОВЕЦ" с деталями из заменителей. Трактор прошел 1000 клм скоростных испытаний, остались тяговые испытания, которые будут закончены в Августе мес.
4. Собраны два трактора "ВОРОШИЛОВЕЦ" для оборудования их пневмо-управлением. Установка пневмо управления начнется с 1-го Августа и будет закончена в первой половине Августа»
.

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1181. Л. 186 – 187]

В начале августа 1940 г. в Харькове на заводе № 183 состоялось совещание с участием прибывших из Москвы представителей ГАБТУ КА начальника 8-го отдела военинженера 1 ранга С.А. Афонина и заместителя начальника 4-го отдела военинженера 2 ранга П.Ф. Сотникова. На совещании были рассмотрены вопросы, тормозившие приемку изготовленных заводом танков Т-34.
Как уже было отмечено выше, на танке Т-34 № 311-04-3 после 38 часов работы из-за трещин, образовавшихся на лопатках, вышел из строя центробежный вентилятор системы охлаждения двигателя. Для выяснения причин образования трещин серийный вентилятор в августе 1940 г. должен был быть подвергнут длительным испытаниям. При этом КБ-520 разработало новый усиленный вентилятор, испытания которого «на гарантийный километраж» также должны были состояться в августе 1940 г.
Чтобы не задерживать производство и приемку танков Т-34, заводом № 183 было предложено до окончания испытаний по выяснению причин образования трещин, на все выпускаемые машины устанавливать серийные (не усиленные) вентиляторы. Представители ГАБТУ КА согласились с этим предложением, но при условии что «если испытания покажут ненадежность вентилятора существующей конструкции, завод на выпущенных машинах заменяет вентиляторы на усиленные в течение сентября месяца 1940 года».
Также был рассмотрен вопрос об основаниях смотровых приборов (механика водителя и в башне), изготовленных из стали марки 40СХ, термически обработанных на высокую твердость (dHB = 2,9 – 3,1) и показавших при снарядном обстреле повышенную хрупкость. В результате обсуждения было решено согласиться с предложением завода № 183 и оставить эти детали на первых 20 танках Т-34 без изменения.
Кроме этого на совещании была решена проблема с обеспечением в августе 1940 г программы выпуска танков Т-34 радиаторами системы охлаждения двигателя. В связи с тем, что Кольчугинский завод НКЦМ не выполнял своих обязательств перед заводом № 183 по поставке радиаторов, на совещании было решено в августе 1940 г. оснащать танки Т-34 уширенными радиаторами от танка БТ-7М при условии получения положительных результатов их испытания в танке Т-34. В сентябре 1940 г. производство серийных радиаторов для танка Т-34 должно было быть налажено на заводе ЗИС, после чего уширенные радиаторы от танка БТ-7М, установленные на машинах в августе, планировалось заменить серийными радиаторами танка Т-34.
7 августа 1940 г. протокол совещания был утвержден помощником начальника ГАБТУ КА Б.М. Коробковым и начальником Главспецмаша НКСМ Г.С. Суреняном.
За день до этого, 6 августа 1940 г. на заводе № 183 состоялось еще одно совещание, посвященное производству оснований смотровых приборов механика-водителя и оснований смотровых приборов в башне, но уже без участия С.А. Афонина и П.Ф. Сотникова, убывших к тому времени в Москву. На совещании было решено, начиная с 16-й машины, в целях уменьшения хрупкости вышеуказанных деталей, термически обрабатывать их на пониженную твердость (dHB = 3,0 – 3,3), а в перспективе перевести основания смотровых приборов на изготовление методом литья из броневой стали марки МЗ-2. Кроме этого на совещании было принято еще одно решение – «считать бронестойкими и оставить на машинах» основания смотровых приборов, термически обработанных на более высокую твердость, чем указано в технических условиях, и соответственно обладавших повышенной хрупкостью. Протокол совещания был подписан главным инженером завода № 183 С.Н. Махониным и районным инженером ГАБТУ КА Д.М. Козыревым, и 9 августа 1940 г. с препроводительным письмом № СО4153 отправлен в ГАБТУ КА на утверждение.
Решение о постановке на танк оснований смотровых приборов с повышенной твердостью не нашло поддержки у руководства ГАБТУ КА, которое в свою очередь 21 августа 1940 г. в письме № 76007с уведомило Д.М. Козырева о недопустимости таких действий впредь:

«Как Вам известно, при полигонных испытаниях обстрелом, основания смотровых приборов дали хрупкие поражения. Непонятно, почему Вы считаете в протоколе технического совещания, при главном инженере завода № 183 от 6.8.40 г., что "основание смотровых приборов, установленные на машины с твердостью d лунки 2,7 – 2,9 считать бронестойкими".
Всякие отступления от чертежей и техусловий, влияющие на пуле-снарядостойкость, могут быть допущены только с разрешения БТУ К.А.
Еще раз предупреждаю Вас, что Вы не имеете права допускать к постановке на танк ни одного узла, ни одной детали, не проверенных обстрелом и не давших при этом положительных результатов. За качество продукции Вы несете полную ответственность наравне с заводом.
При повторении подобных случаев на Вас будет наложено дисциплинарное взыскание»
.

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1176. Л. 229]

Как следует из справки о ходе выполнения решений правительства, составленной в НКСМ и отправленной 21 августа 1940 г. с препроводительным письмом № 697/ог главному контролеру Комитета обороны при СНК СССР А.С. Новикову, по состоянию на 15 августа 1940 г. заводу № 183 удалось собрать 17 танков Т-34. При этом сборку машин задерживало:

«1. Отставание в подаче производственных узлов и деталей.
2. Людиновский завод НКЭП и Ивторфмаш НКЭС не поставляют грузоленты.
3. Завод "Манометр" НКОМ не поставляет редукционные краны ПК и манометры»
.

[РГАЭ. Ф. 7914. Оп. 1. Д. 236. Л. 115]

На втором пункте этой справки остановимся отдельно. Согласно плану кооперации, утвержденному на 1940 г., Людиновский машиностроительный завод, Ивановский завод торфяного машиностроения (Ивторфмаш) и Московский кордо-регенераторный завод должны были изготовлять стальные бандажи опорных катков для танка Т-34 и поставлять их на Ярославский резиново-асбестовый комбинат (ЯРАК), где в вулканизационных прессформах стальные бандажи «обрезинивались». Но из-за отсутствия профилированной стальной полосы Ивторфмаш и Людиновский заводы до середины августа 1940 г. не изготовили и не отправили ЯРАКу ни одного стального бандажа. Руководство завода № 183 неоднократно обращалось в НКСМ, а также Военный отдел Комитета обороны при СНК СССР с просьбой решить этот вопрос. Ситуация с изготовлением «обрезиненных» опорных катков нормализовалась только во второй половине августа 1940 г., когда Московский кордо-регенераторный завод начал поставки бандажей ЯРАКу.
Однако, несмотря на то, что часть проблем, тормозивших выпуск танков Т-34, была решена, завод № 183 в конце лета 1940 г. так и не смог набрать необходимого темпа для выполнения годовой программы по выпуску новой машины, а также для своевременной подготовки производственных мощностей к увеличенной программе следующего года. Контролер Главного контроля Комитета обороны при СНК СССР В.А. Архипов в составленной им 26 августа 1940 г. для своего руководства справке о ходе выполнения постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР № 976-368сс «О производстве танков Т-34 в 1940 г.» отметил:

«Анализируя ход выполнения постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) № 976-368сс от 7.6.40 г. за стекшие 1½ месяца прихожу к выводу, что программа 1940 г. выпуска танков "Т-34", подготовка и разворот производства их к 1941 г. не обеспечены и находятся под угрозой срыва вследствие:
1. Отставания строительства на заводах № 183, СТЗ и № 75.
2. Затяжки в разрешении вопроса с вооружением танка и отсутствия вооружения.
3. Затяжки вопроса с созданием дополнительной базы дизелестроения.
4. Невыполнение НКТМ поставок оборудования (металлорежущие станки, пресса) и инструмента.
Считаю необходимым созвать совещание в Главном Контроле с участием Зам. Наркомов НКТМ, НКСМ, НКСтрой и ГАБТУ И ГАУ Красной Армии для принятия решения и проведения необходимых мероприятий»
.

[РГАЭ. Ф. 7914. Оп. 1. Д. 236. Л. 164 – 165]

Кроме названных В.А. Архиповым причин, требуемому выпуску танков Т-34 и наращиванию производственных мощностей на заводе № 183, как и прежде, мешали несвоевременные и неполные поставки деталей, заготовок, приспособлений, штампов и инструмента, получаемых по кооперации от заводов НКСМ – завода № 75, СТЗ, ЗИС, 1-ГПЗ и ХТЗ. Районный инженер ГАБТУ КА Д.М. Козырев в оперативной сводке № 438с от 24 августа 1940 г. просил свое руководство помочь заводу № 183 в решении этих вопросов путем соответствующего указания военпредам кооперированных заводов.
Для того чтобы на месте разобраться с положением дел по выпуску танка Т-34, завод № 183 в конце августа 1940 г. посетил, начальник ГАБТУ КА генерал-лейтенант Я.Н. Федоренко. На состоявшемся 29 августа 1940 г. у директора завода Ю.Е. Максарева совещании был рассмотрен ряд вопросов, в первую очередь касавшихся вооружения танка Т-34.
Напомним, что согласно Постановлению Комитета обороны № 443сс от 19 декабря 1939 г. танки Т-34 должны были вооружаться 76,2-мм пушкой Ф-32, разработанной в г. Горьком (в настоящее время – Нижний Новгород) на заводе № 92. Но так как в начале 1940 г. пушка Ф-32 не была освоена в производстве, по распоряжению АБТУ РККА, в качестве временной меры, до освоения серийного выпуска пушек Ф-32, танки Т-34 планировалось вооружать 76,2-мм пушкой Л-11, разработанной и изготовлявшейся в Ленинграде на Кировском заводе. Серийное производство пушек Ф-32 в 1940 г. также планировалось организовать на Кировском заводе, причем пушка Ф-32 должна была выпускаться вместо пушки Л-11, уступавшей пушке Ф-32 главным образом в надежности работы противооткатных устройств. Согласно Постановлению Комитета обороны при СНК СССР № 45сс от 27 января 1940 г., установочную партию пушек Ф-32 в количестве 30 штук Кировский завод должен был изготовить в первом полугодии 1940 г., и с августа начать ее серийный выпуск. Однако, в апреле 1940 г. народный комиссар тяжелого машиностроения В.А. Малышев обратился к генеральному секретарю ЦК ВКП(б) И.В. Сталину и председателю Комитета обороны при СНК СССР В.М. Молотову с просьбой отменить Постановление Комитета обороны № 45сс о подготовке производства пушки Ф-32 на Кировском заводе, мотивируя это тем, что пушка Л-11 ничем не хуже пушки Ф-32 и даже имеет перед ней ряд преимуществ. Вопрос о том, какая танковая пушка лучше, Л-11 или Ф-32, и какую пушку следует выпускать промышленности, решался на уровне правительства на протяжении весны и лета 1940 г.
В итоге по состоянию на август 1940 г. программа выпуска танков Т-34 оказалась необеспеченной основным оружием – серийный выпуск пушек Ф-32 так и не был организован, а имевшиеся на Кировском заводе в ограниченном количестве пушки Л-11 требовали доработки противооткатных устройств. В конце августа 1940 г. между руководством ГАБТУ и ГАУ КА была достигнута договоренность о том, что ГАУ КА выделит заводу № 183 для оснащения танков Т-34 200 штук качающихся частей пушки Л-11 с переделанными противооткатными устройствами. Остальные танки Т-34 программы 1940 г. планировалось вооружить 45-мм танковой пушкой с последующей заменой ее на пушку Ф-32. Об этом решении Я.Н. Федоренко сообщил директору завода Ю.Е. Максареву 29 августа 1940 г. на совещании. Ниже приведем основную часть протокола этого совещания, подписанного директором завода № 183 Ю.Е. Максаревым и начальником ГАБТУ КА Я.Н. Федоренко:

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1022. Л. 316 – 318]

Кроме этого протокола 29 августа 1940 г. Ю.Е. Максаревым и Я.Н. Федоренко был согласован и подписан еще один документ – «перечень конструктивных изменений и доработок на танке, подлежащих устранению в 1940 году», состоявший из 30 пунктов:

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1022. Л. 312 – 315]

При этом Я.Н. Федоренко дал указание возглавлявшему военную приемку на заводе № 183 районному инженеру ГАБТУ КА Д.М. Козыреву, начиная с машины № 201 принимать и оплачивать танки Т-34 только при условии внесения в их конструкцию всех изменений и доработок, указанных в дополнительном соглашении № 4-529 и вышеприведенном перечне. Директор завода № 183 Ю.Е. Максарев согласился с таким решением.
Протокол совещания от 29 августа 1940 г., а также перечень конструктивных изменения и доработок были отправлены в Москву начальнику БТУ ГАБТУ КА Б.М. Коробкову 30 августа 1940 г. с препроводительным письмом № СО4594.
Всего в августе 1940 г. вместо 30 запланированных танков Т-34 заводу № 183 удалось собрать и сдать военной приемке только две машины. Из оперативной сводки № 456с Д.М. Козырева о выполнении заводом № 183 плана заказа ГАБТУ КА за август 1940 г.:

«Всего испытано большим пробегом 24 машины, из них ходило по одному разу 18 машин, по два раза 3 и по три раза 3 машины. Основные дефекты, по которым назначались повторные б/пробеги:
а) Замена мотора по дымлению и малому давлению масла.
б) Неудовлетворительной работе гл. фрикциона (плохое выключение).
в) Тугое переключение 1 – 2 передачи КПП.
г) Течь смазки через сальник борт. передачи.
д) Пробуксовка борт. фрикционов.
е) Раздутие масло-бака радиатора.
Из 24 машин прошедших большой пробег 12 машин проверялись в контрольном пробеге по следующим дефектам:
а) Замена мотора (стук).
б) Плохое выключение главного фрикциона.
в) Скол зубьев коробки перемены передач.
г) Течь смазки чрез сальник б/передач.
д) Замена тормозных лент (подгорание).
е) Плохая регулировка б/фрикциона (нет разворота).
Для устранения перечисленных дефектов и ряда других отрабатывается и оснащается технология и намечено провести ряд конструктивных изменений.
1. Кроме принятых 7 машин имеется собранных и испытанных б/пробегом 28 машин, которые находятся на стадии подготовки к окраске и укомплектовки, но не могут быть окончательно сданы из-за отсутствия систем Л-11, подача которых на завод задерживается.
2. В процессе сборки находится 5 машин, на конвейере отдела "100".
3. В отделе "700" находятся в разных стадиях сборки 19 корпусов и 10 башен, кроме этого броней обеспечено 18 комплектов по корпусу и 30 комплектов по башне (из катанной брони).
4. На Сентябрь месяц заводом запланировано собрать и сдать полное количество, обеспечивающее выполнение квартального задания. В Сентябре начинает поступать основное количество оснащения, инструмента, заготовок, материалов и покупных изделий, исходя из этого запланированное количество машин вполне выполнимо, тем более, что завод имеет задел как по корпусам, башням, также и по сборочным цехам»
.

[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 32. Л. 38 об.]

Кроме двух отгруженных танков Т-34, указанных в оперативной сводке № 456с, в конце августа завод № 183 покинула еще одна «тридцатьчетверка» – машина с заводским номером 0618-7 была направлена в распоряжение начальника инженерной службы Ленинградского военного округа (ЛВО) для участия в испытаниях противотанковых препятствий. Эти испытания были проведены на основании директивы заместителя народного комиссара обороны Маршала Советского Союза Г.И. Кулика № 141730сс на Карельском перешейке в районе деревни Мюттюниеми в период с 26 сентября по 3 октября 1940 г. комиссией под председательством начальника ГВИУ КА генерал-майора А.Ф. Хренова.
Испытаниям были подвергнуты как противотанковые препятствия построенные белофиннами, так и вновь возведенные силами инженерной службы ЛВО по указанию комиссии. Кроме танка Т-34 № 0618-7 в испытаниях были задействованы следующие боевые машины: 3 танка БТ-7, 3 танка Т-28, 1 танк КВ и 1 мостовой танк на базе танка Т-28.
В последний день испытаний, 3 октября 1940 г., «Т-34, – вспоминал механик-водитель этой машины Н.Ф. Носик, – успешно преодолел очень сложные, хитроумно сделанные препятствия». В протоколе, составленном комиссией, относительно участия танка Т-34 в преодолении противотанковых препятствий, зафиксировано следующее:

«7-й день испытаний – 3 октября 1940 г.
Испытания проводились по преодолению препятствий следующими танками: Танк Т-34 № 0618-7 водитель завода № 183 Носик Н.Ф. Мотор новый, полученный с завода; мостовой танк Т-28 № 0250, водитель Пчелинцев. Мост пролетом в 13 м.
<...>

8. Испытание полосы бетонных тетраэдров в три ряда (схема № 17, фото № ___).
Результат. Танк Т-34 на скорости 4 – 6 км/час преодолел препятствие, перевернув в месте прохода и вдавив в грунт на 2/3 высоты 4 тетраэдра и отодвинув и наклонив, с вдавливанием в грунт один тетраэдр.
ВЫВОД: Полоса тетраэдров подобных размеров не является препятствием для танка типа Т-34.
9. Испытание полосы гранитных надолб в 6 рядов (схема № 18, фото № ___).
Результат. Танк Т-34 на скорости 6 – 8 км/час препятствие преодолел, вывернув в месте прохода 6 надолб (одну расколол) и наклонив три надолба. Повреждений танк не имел.
ВЫВОД: Полоса гранитных надолб подобной конструкции и размеров не является препятствием для танка типа Т-34»
.

[РГВА. Ф. 22. Оп. 32. Д. 4044. Л. 63, 65 – 66]

Однако необходимо отметить, что танк Т-34, так же как и другие танки, участвовавшие в испытаниях, преодолел не все противотанковые препятствия, в частности противотанковые рвы треугольного профиля глубиной 2 м, а также эскарп высотой 1,7 м, по мнению комиссии, оказались «для танка Т-34 не преодолимы». Но, несмотря на это, танк Т-34 на фоне других боевых машин, принимавших участие в испытаниях, выглядел весьма достойно, показав высокую проходимость.
К сожалению, об этом успехе «тридцатьчетверки» одному из главных её создателей – Михаилу Ильичу Кошкину так и не пришлось узнать. Машина с заводским номером 0618-7 вместе с испытателями вернулась в Харьков уже после того, как коллектив завода № 183 попрощался с главным конструктором, ушедшим из жизни утром 26 сентября 1940 г. Через день после его смерти в газете «Правда» был опубликован некролог:

«26 сентября 1940 года умер талантливый конструктор товарищ Кошкин Михаил Ильич, член ВКП(б) с 1919 года. Тов. Кошкин с 1918 года по 1921 год служил в Красной Армии. В 1921 году поступил на учебу в комвуз им. Свердлова, который окончил в 1924 году. В 1929 году в счет партийной тысячи направляется на учебу в Ленинградский машиностроительный институт. По окончании института тов. Кошкин целиком отдается делу конструирования.
Тов. Кошкин в 1936 году за отличную работу в области конструирования награжден правительством СССР орденом Красной Звезды.
В лице тов. Кошкина советская общественность потеряла отзывчивого и чуткого товарища, стойкого большевика в талантливого конструктора. Память о Михаиле Ильиче навсегда сохранится в сердцах работников советского машиностроения.

Группа товарищей».

[Правда, 1940, 28 сент.; Резник Я.Л. Сотворение брони: Документальная повесть. – М.: Воениздат, 1987. С. 209]

Учитывая большой вклад в дело укрепления обороноспособности государства, Совет народных комиссаров СССР 10 апреля 1942 г. Постановлением № 488 за разработку среднего танка Т-34 присудит М.И. Кошкину, А.А. Морозову и Н.А. Кучеренко Сталинскую премию 1-й степени. В 1990 г. М.И. Кошкину будет присвоено звание Героя Социалистического Труда.
Однако вернёмся в осенние дни 1940 г. О том, как обстояли дела с расширением производственных мощностей завода № 183 по выпуску танка Т-34 по состоянию на конец сентября можно судить из оперативной сводки № 549с, составленной старшим военным представителем ГАБТУ КА на заводе № 183 военинженером 2 ранга А.Я. Цыпко:

«Представляю при сем сводку по подготовке производства по А-34 на заводе 183 по состоянию на 1/Х-40 г. и доношу следующее:
Особо важными вопросами в части обеспечения завода заготовками, оснащением технологического процесса и по строительству являются:
1. До сих пор не поданы наиболее важные заготовки – штамповки с СТЗ балансир дет. 34-12-001, с завода № 75 балансир дет. 34-13-001, кривошип дет. 34-15-027 и ряд мелких штамповок в количестве 12 наименований. Подача заготовок на балансиры 34-12-001 и 34-13-001 особенно необходима т.к. изготовление их на программу Октября из поковок на имеющемся оборудовании не проходит.
2. За последнюю декаду Сентября испытано и внедрено по всем цехам завода 181 наименование приспособлений и штампов по А-34. Графики подачи приспособлений ХТЗ, СТЗ и ГАЗ сорваны. На 1/Х-40 г. эти заводы должны были подать:


Особенно задерживает изготовление приспособлений ГАЗ; т.к. его штампы идут в основном для отдела "700", то их отсутствие в Октябре может тормозить выполнение программы.
Кроме того все контрольные приспособления (для приемки ОТК) были заказаны на СТЗ по чертежам СТЗ, из-за невыполнения СТЗ графика отдел 100 не имеет необходимых контрольных приспособлений, что вызывает снижение качества проверки деталей и увеличение брака.
3. Оснащение техпроцесса инструментом происходит плохо, основной поставщик инструмента завод № 75 не выполняет свои обязательства. Так, из заказных 757 позиций на 1/Х-40 г. изготовлено только 168.
Задерживается поставка 25 тонн быстрорежущей стали и заменителей заводом "Запорожсталь".
4. По капитальному строительству в отделе "700" создается аварийное положение, т.к. темпы работы 1-го Строительного Управления недостаточны для окончания основной работы, до наступающих холодов (см. сводку № 5)»
.

[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 32. Л. 105 – 106]

Всего в сентябре 1940 г. коллектив завода № 183 сдал представителям военной приемки ГАБТУ КА 37 танков Т-34, причем 6 из них были оснащены радиостанциями. Кроме 37 сданных машин на 1 октября 1940 г. на заводе № 183 имелось в заделе 24 собранных танка Т-34 прошедших большой пробег, но еще не принятых заказчиком, 7 танков, проходивших заводские испытания, помимо того на конвейере отдела «100» в разной стадии готовности находилось еще 15 машин. Информируя своё руководство о выполнении заводом № 183 плана заказа ГАБТУ КА за сентябрь 1940 г., военинженер 2 ранга Д.М. Козырев в оперативной сводке № 535с относительно качества принимаемых танков Т-34 отметил следующее:

«В Сентябре испытано большим пробегом 39 машин, из которых: 5 машин проходили повторный большой пробег и 23 машины проходили контрольный пробег от одного до трех раз. Основными дефектами, вызывающими повторные и контрольные пробеги являются нижеследующие:
а) Плохое (не чистое) выключение главного фрикциона, вызывающее стук шестерен при переключении передач и скол цементационного слоя на торцах зубьев. Для устранения данного дефекта проведено ряд экспериментов и принято решение отменить фильцевый сальник на ведомом барабане за маслоотражательным кольцом, данное изменение находится на утверждении Главного Конструктора. Кроме этого введена зачистка зубьев дисков. В случае не получения удовлетворительных результатов от удаления сальника в Конструкторском бюро имеется разработанный и предварительно проверенный тормозок, действующий на муфту между мотором и коробкой перемены передач.
б) Течи смазки через концевое уплотнение главного вала К.П.П. – для устранения дефекта разработан обратный сток масла в картер, сделано шлицевое кольцо для уплотнения свинцовой набивки по шлицам вала и сделано маслоотражательное кольцо, одна коробка П.П. с перечисленными изменениями будет испытана на машине 2 – 3 Октября с.г. и при получении удовлетворительных результатов данные изменения будут введены в серию.
в) При испытании машин выбирался зазор между шариком и канавкой кольца выключающего механизма борт. фрикциона вследствие чего фрикцион буксовал, причина установлена: неправильно производилась регулировка и слабы тонкие железные регулирующие прокладки, обеспечивающие зазор выключающего механизма. Прокладки введены стальные, толстые, регулировка отработана, дефект на испытаниях прекратился.
г) Сколы цементационного слоя на торцах зубьев К.П.П. и заедание подвижных шестерен на шлицах валов КПП. Причина появления этих дефектов исследуется и после выяснения будут приняты меры, устраняющие дефект»
.

[ЦАМО Ф. 38. Оп. 11355. Д. 32. Л. 59 об.]

В этой же своде Д.М. Козырев доложил в ГАБТУ КА и о выполнении заводом № 183 своих обязательств по устранению недостатков танка Т-34, изложенных в перечнях конструктивных изменений и доработок:

«Конструктивные изменения по перечням, которые должны быть введены с 1, 11, 21, 38, 51 и 61 машины выполнены за исключением:
а) По приложению № 5 к дополнительному соглашению № 4-529.
п. 3. Диски на всех машинах установлены смешанные (стальные и чугунные), вопрос с остановкой ведомого барабана еще не решен, находится на утверждении у Главного Конструктора завода.
п. 4. На всех машинах установлены вентиляторы с подлопатником, которые испытания выдержали, кроме этого крепление вентилятора к маховику изменено – введено 27 болтов вместо 15 с машины № 82, а на 81 машине крепление оставлено 15 болтами.
п. 6. Сиденья в башне только ограничены от задевания за снарядную укладку, а чертежи на переделку сидений вообще не представлены, находятся в разработке.
п. 7. Защита проводов от попадания масла перенесена со 101 машины.
п. 9. Полное уплотнение люка водителя сделать не удалось, разработаны чертежи отражательной рамки против прямого попадания свинцовых брызг, которая будет приварена на все машины.
п. 11. Доведение угла возвышения до 30˚ и угла снижения до 5˚ решается сейчас при установке первых пушек на машину.
п. 13. Радиостанция в носу машины еще не устанавливается, в настоящее время проверяется последний вариант размещения, и отрабатываются чертежи.
По приложению № 8.
п. 13. Тоже что и по п. 11 приложения № 5.
п. 15. Введение перенесено с 201 машины.
По приложению № 9.
п.п. 1, 2 и 14. Комплекты не готовы. В настоящее время находятся в стадии разработки.
п. 3. Бочки для питьевой воды Конструкторским бюро не разработаны, есть только несколько приказов, вообще по этому вопросу завод затягивает и приведет к срыву, как это имело место по А-7М.
п. 5. Принято решение лампу и аптечку для пайки давать на 5 машин вне возимого комплекта.
По перечню, подписанному Генерал-лейтенантом.
п. 14. В части облегчения переключения скоростей решается одновременно с гл. фрикционом в части переделки рычага и защелки, чертежи еще не готовы.
п. 18. Перевернута выводная бонка на корпусе с 65 машины.
п. 19. Чертежи новой боеукладки не готовы. Находятся в стадии разработки.
п.
[не читается]. Решается вопрос при установке первых пушек так же как по п. 11 перечня № 5.
Кроме предусмотренного перечнем, введено ряд изменений выявленных при сборке и приемке машин»
.

[ЦАМО Ф. 38. Оп. 11355. Д. 32. Л. 59 об.]

Как видно из этого документа, коллективу завода № 183 предстояла большая работа по устранению всех недостатков «тридцатьчетверки» и улучшению её эксплуатационных и боевых показателей, в том числе это касалось и оснащения танка средствами связи. О том, как решался вопрос установки радиостанции 71-ТК-3 в танке Т-34 будет рассказано в следующей главе.
Здесь же осталось добавить, что в связи с тем, что в 3 квартале 1940 г. отдел «100» полностью перешел на сборку танков Т-34, производство легких колесно-гусеничных танков БТ-7М на заводе № 183 с 26 августа 1940 г. было прекращено. В первых числах сентября завод сдал заказчику последние три танка БТ-7М.
Всего в третьем квартале 1940 г. заводом № 183 было изготовлено и сдано по договорам с ГАБТУ КА:
– танков Т-34 – 40 шт., из них 8 шт. оборудованных радиостанциями;
– танков БТ-7М – 59 шт., из них 40 шт. оборудованных радиостанциями;
– запасных частей для танков БТ-5 и БТ-7 на сумму 4119500 рублей;
– главных фрикционов, установленных на двигатели М-17Т для танков БТ-7 – 19 шт.;
– главных фрикционов для танков БТ-5 – 24 шт.;
– 3-ступенчатых коробок передач для танков БТ-7 и БТ-7М – 41 шт.


Предыдущая глава << 4. «Тридцатьчетверка» идет в серию >> Следующая глава

© Макаров А.Ю., Желтов И.Г., 2017 – 2018
При любом использовании размещенных на данном сайте документов - обязательно указывать архивные реквизиты: архив, фонд, опись, дело, лист.
При любом использовании размещенного на данном сайте авторского текста - обязательно указывать имя автора и ссылку на сайт "Т-34 Информ"
Защищено законом по авторским правам.
Наша почта: email@t34inform.ru