Публикации > Желтов И.Г., Макаров А.Ю. "Харьковские «тридцатьчетверки»" На Главную страницу


Предыдущая глава << 7. Всё внимание на улучшение качества танков >> Следующая глава

Желтов И.Г., Макаров А.Ю.

7. Всё внимание на улучшение качества танков

Осенью 1940 г., когда отечественная промышленность только приступила к освоению массового выпуска новых танков Т-34, Т-40 и КВ, руководство ГАБТУ КА пришло к выводу о необходимости повышения боевых и эксплуатационных качеств этих машин. Такой вывод был сделан на основании результатов проведенных испытаний, а также опыта эксплуатации танков в Красной Армии. Немалую роль в этом вопросе также сыграло и изучения иностранных образцов бронетанкового вооружения.
В сентябре 1940 г. в ГАБТУ КА был подготовлен перечень предложений по улучшению конструкции танков Т-40, Т-34 и КВ, состоявший из 26 пунктов, а также разработаны предложения по пересмотру тактико-технических требований к проектируемому в Ленинграде новому легкому танку сопровождения пехоты, в дальнейшем получившему индекс Т-50.
Предложения по улучшению конструкции новых танков были отправлены народному комиссару среднего машиностроения И.А. Лихачеву 25 сентября 1940 г. письмом № 76444сс. В этом письме начальник ГАБТУ КА Я.Н. Федоренко просил И.А. Лихачева дать распоряжения соответствующим заводам о «срочной проработке нижепоименованных предложений и об установлении сроков введения их на каждый из указанных танков». Основные улучшения конструкции танка Т-34 сводились к установке командирской башенки с круговым обзором, замене бортовых фрикционов на планетарные механизмы поворота танка и пружинной подвески на торсионную. В дополнение к этому экипаж танка Т-34 предлагалось увеличить до 5 человек, освободив командира танка от обязанностей наводчика.
Предложения по повышению боевых и эксплуатационных качеств новых танков также были отправлены и на рассмотрение народному комиссару обороны СССР С.К. Тимошенко. После изучения представленных материалов, 9 октября 1940 г. заместитель народного комиссара обороны СССР Г.И. Кулик обратился к руководству НКСМ с просьбой о проведении предложенных ГАБТУ КА работ по улучшению конструкции танков, в том числе и танка Т-34. В ответ на это, 19 октября 1940 г. заместитель наркома среднего машиностроения А.А. Горегляд в письме № 10/8689 сообщил Г.И. Кулику, что указанные работы в текущем году не предусмотрены, но уже включены или будут включены в план научно-исследовательских и опытных работ НКСМ на 1941 г.
Учитывая важность и срочность вопроса повышения боевых качеств новых танков, народный комиссар обороны СССР С.К. Тимошенко 6 ноября 1940 г. направил председателю Комитета обороны при СНК СССР К.Е. Ворошилову письмо № 17800сс следующего содержания:

«Проведенные опытные учения танковых и механизированных частей и соединений показали, что вопросы управления танковыми подразделениями крайне затруднительны. После первого же этапа боя нарушается взаимодействие и связь отдельных танков и танковых подразделений.
Результаты длительных пробегов и испытаний танков, а также изучение образцов иностранной танковой техники показывают, что в тактико-технические требования по нашим танкам СП, Т-34 и КВ необходимо внести соответствующие дополнения.
Танковому командиру, начиная от отдельного танка и выше необходимо дать возможность полного и постоянного наблюдения за полем боя, за обстановкой и за подчиненными ему танками, освободив его окончательно от дополнительной обязанности артиллериста или заряжающего.
В настоящее время смотровые приборы и средства обзорности для командира ограничены и вызывают крайнюю необходимость увеличения круговой видимости и обзорности для каждого отдельного танка.
В целях повышения боевых качеств танков СП, Т-34 и КВ необходимо внести следующие дополнения в тактико-технические требования:
1. Установить на башнях танков СП, Т-34 и КВ специальные командирские смотровые башенки с круговым обзором.
2. Пересмотреть численный состав экипажей.
3. Уточнить вооружение и боекомплект.
4. Для внешней связи потребовать установку рации КРСТБ, меньшую по габаритам, чем 71-ТК-3 и проще в настройке.
5. Для внутренней связи потребовать применение ларингофонов взамен громоздких микрофонов;
6. Смотровые приборы водителя и радиста заменить на более совершенные. Водителю кроме того установить оптический смотровой прибор.
7. Потребовать гарантийный срок работы танка не менее 600 часов до капитального ремонта.
8. Подвеску танка Т-34 переделать на индивидуальную, торсионную, что позволит получить дополнительный объем внутри танка, занятый для ограждения пружин подвески.
9. В первой половине 1941 г. заводы должны разработать и подготовить к серийному выпуску планетарную трансмиссию для танков СП, Т-34 и КВ. Это позволит увеличить средние скорости танков и облегчить управление.
Представляю проект постановления КО. Прошу утвердить»
.

[РГВА. Ф.4. Оп.14. Д. 2892. Л.76 – 77]

В приложенном к письму проекте постановления «О дополнениях в тактико-технические требования по танкам СП, Т-34 и КВ», относительно танка Т-34 предусматривалось следующее:
– увеличение экипажа до пяти человек, трое из которых (командир, наводчик и заряжающий) должны были располагаться в боевом отделении;
– расширение башни и установка на ее крыше командирской башенки с круговым обзором;
– увеличение боекомплекта и установка боеукладки, позволяющей производить 6 – 8 прицельных выстрелов в минуту при движении танка;
– замена пружинной подвески на торсионную;
– установка более совершенных смотровых приборов;
– оснащение танка более совершенными средствами внешней и внутренней связи.
Также в проекте постановления был перечислен ряд менее существенных доработок конструкции танка Т-34, повышавших его боевые и эксплуатационные качества. При этом на реализацию всех изменений и улучшений, согласно этому документу, промышленности отводилось менее двух месяцев.
Таким образом, конструкция танка Т-34, освоение крупносерийного производства которого только налаживалось на заводе № 183 и СТЗ, должна была подвернуться значительным изменениям. Необходимость этих изменений подтверждалась и промежуточными результатами длительного пробега трех серийных танков Т-34 по маршруту Харьков – Кубинка – Смоленск – Киев – Харьков, о котором было рассказано в предыдущей главе.
Следует отметить, что требования об увеличении экипажа танка Т-34 и об установке командирской башенки были выдвинуты ГАБТУ КА после детального изучения конструкции немецкого среднего танка Т-III. Один образец этого танка был куплен в Германии, и летом 1940 г. испытан на НИ полигоне в Кубинке. Там же с «иностранным гостем» были ознакомлены представители Комитета обороны при СНК СССР, Генерального Штаба, ГАБТУ КА, ВАММ, и народных комиссариатов среднего и тяжелого машиностроения, а также ведущие конструкторы заводов № 183, 174, СТЗ и Кировского. По итогам проведенных испытаний танка Т-III специалистами ГАБТУ КА был сделан следующий вывод:

«По своей бронезащите и вооружению, танк Т-3 уступает нашим аналогичным средним танкам Т-34 и СП, не говоря уже о "КВ", но превосходит наши танки по культуре оформления агрегатов, по сроку их службы, по оборудованию танка, а также по удобству работы экипажа».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1059. Л. 148]

После завершения испытаний в Кубинке танк Т-III длительное время находился на предприятиях промышленности, где его устройство детально изучали конструкторы танковых заводов в целях использования полученных данных при проектировании новых боевых машин.
Представленный в Комитет обороны проект постановления «О дополнениях в тактико-технические требования по танкам СП, Т-34 и КВ» в процессе согласования со всеми заинтересованными сторонами (НКО, НКСМ, НКТМ) был существенно переработан. В целях обеспечения более «легкого» перехода на производство модернизированной «тридцатьчетверки» было принято решение произвести расширение башни танка без увеличения диаметра ее шариковой опоры («погона»), при этом численность экипажа оставалась прежней – 4 человека. Кроме этого было решено отказаться от установки на танке Т-34 торсионной подвески и рассмотреть этот вопрос в будущем. Народные комиссариаты обороны и среднего машиностроения в проекте постановления обязывались к 1 января 1941 г. представить свои предложения по этому вопросу. В итоге, на состоявшемся 19 ноября 1940 г. в Кремле заседании Комитета обороны при СНК СССР было принято Постановление № 428сс «О дополнениях и изменениях в тактико-технические требования по танкам КВ, Т-34 и Т-40». Ниже приведем выписки из этого документа, непосредственно касающиеся танка Т-34:

«По танку Т-34 в дополнение к тактико-техническим требованиям, утвержденным постановлениями КО при СНК СССР от 27.2.39 г. за № 45сс и от 19.12.39 г. за № 443сс, внести следующие дополнения и изменения:
1. Полный боевой вес для танка Т-34 установить не более 26 тонн.
2. На вооружение танка Т-34 утвердить 76 мм. пушку Л-11, спаренную с пулеметом ДТ в башне танка, второй пулемет ДТ – радисту и один пулемет-пистолет (ППД) в башне для стрельбы из люков.
С 1 января 1941 г. танк Т-34 вооружать 76 мм. пушкой Ф-34.
3. Боекомплект для танка Т-34 установить:
Снарядов для 76 мм. пушки не менее 100 шт.
Патронов к ДТ не менее 4.500 шт.
Патронов к ППД не менее 500 шт.
Ручных гранат не менее 25 шт.
4. Бронирование – толщину брони и угла наклона установить:
а) щиток водителя 45 мм. при угле наклона – 30°
б) лобовой лист 45 мм. при угле наклона – 57°
в) бортовой вертикальный лист 45 мм при угле наклона – 0°
г) бортовой наклонный лист 40 мм. при угле наклона – 40°
д) кормовой наклонный лист и нижний лист 40 мм при угле наклона – 45–47°
е) днище в передней части – 20 мм. в задней части – 16 мм.
ж) крыша боевого отделения – 20 мм. моторного – 16 мм.
з) борт башни 45 мм. при угле наклона – 30°
и) дно ниши башни – 20 мм.
к) крыша башни – 20 мм.
Бронировка артсистемы и бортовой передачи должна быть равнопрочной всему корпусу.
5. На танк Т-34 устанавливать двигатель дизель В-2-К 600 л.с.
Система охлаждения, смазки и питания горючим должны обеспечить нормальную работу дизеля в течение 10 – 12 часов безостановочного движения танка при любых режимах работы дизеля и при температурах наружного воздуха от –40° до +40°С.
Воздухоочиститель должен гарантировать очистку воздуха не менее чем на 95 % в течение 10 – 12-ти часов работы в условиях запыленности без промывки.
Запуск дизеля производить от электростартера и электроинерционного стартера с ручной раскруткой или от электростартера и воздухопуска без выхода экипажа из танка.
Вентилятор должен обеспечивать надежное охлаждение двигателя и без поломок гарантировать срок работы танка до капитального ремонта.
6. Для повышения удобства работы орудийного расчета и для лучшего управления танком произвести расширение башни без изменения погона и установить на крыше башни командирскую башенку с круговым обзором.
7. Боеукладка снарядов и патронов на танке Т-34 должна быть удобной при пользовании и обеспечивать экипажу темп стрельбы не менее 6 прицельных выстрелов в минуту на ходу танка. Угол возвышения артустановки +30° и угол снижения –5°.
8. Смотровые приборы водителя и радиста танка Т-34 должны обеспечивать видимость обоих крыльев танка, не пропускать пуль и свинцовых брызг, быстро сменяться при поражении и иметь возможность хорошего очищения от пыли, снега и грязи. Для лучшего обеспечения наблюдения при вождении танка установить для водителя дополнительный смотровой прибор, решив при этом вопрос целесообразности оставления на танке переднего люка водителя. Для наблюдения из танка по сторонам установить бортовые смотровые приборы (по одному на сторону) для удобного пользования ими водителю и радисту танка.
9. Для внешней связи установить в носовой части рацию КРСТБ, предусмотрев возможность размещения и работы рации 71-ТК-З. Антенна – штыревая, укладывающаяся вдоль борта изнутри танка. Для внутренней связи – ТПУ на три точки (командир, водитель, радист).
10. Предусмотреть возможность установки на танке Т-34 огнемета с дальностью огнеметания не менее 90 мт. и с запасом огнесмеси не менее, чем на 10 – 12 выстрелов.
11. Межремонтный пробег работы танка Т-34 должен быть не менее 7.000 клм. до капитального ремонта. Главный и бортовые фрикционы должны обеспечивать надежную работу при любых дорожных условиях движения без коробления дисков. Регулировка агрегатов трансмиссии должна производиться не чаще, чем через 1.000 клм. движения.
Гарантийный километраж работы ходовой части (траки, пальцы, катки, ведущее колесо и т.д.) танка установить не менее 3.000 клм.
Зацепление гусеницы сделать цевочным, предусмотрев крепление шпор.
Обязать завод № 183 НКСМ все указанные дополнения и изменения, согласно настоящему постановлению, ввести на танк Т-34 с 1 февраля 1941 г.
Обязать НКСМ и НКО к 1 января 1941 г. представить в К.О. свои предложения о переходе на производство танков Т-34 с торсионной подвеской»
.

[ГАРФ. Ф. 8418. Оп. 28. Д. 122. Л. 234 – 236]

Этим же постановлением завод № 75 с 1 января 1941 г. обязывался обеспечить гарантийный срок работы дизелей В-2 и В-2-К не менее 150 моточасов, а с 1 июня 1941 г. – не менее 200 моточасов (напомним, что в 1940 г. гарантийный срок работы дизеля В-2 составлял всего 100 моточасов).
Таким образом, с принятием Постановления № 428сс коллективу завода № 183 надлежало параллельно с освоением массового производства танка Т-34 в кратчайшие сроки, менее чем за два с половиной месяца, произвести его модернизацию. Это было крайне непростой задачей, особенно с учетом того факта, что в октябре 1940 г. заводу № 183 удалось окончательно сдать заказчику вместо предусмотренных планом 115, только один танк Т-34. Из оперативной сводки № 609с о выполнении заводом № 183 заказа ГАБТУ КА за октябрь 1940 г:

«Кроме принятых 45 машин [с начала производства] на заводе имеется в заделе:
а) прошли большой пробег и находятся под пригонкой и установкой вооружения 55 машин.
б) кроме того находятся на подготовке и заводских испытаниях 15 машин.
в) на конвейере в стадии сборки находится 10 машин. Всего в заделе – 80 машин.
г) Обеспечено броней заводом "Ильича" по корпусу – 196 комплектов, по башне – 196 комплектов, из них собрано и сдано приемке ГАБТУ КА: корпусов – 138, башен – 124. Из этого количества отправлено "СТЗ" корпусов 10, башен 10. Кроме этого в заделе корпусов 24, башен 61»
.

[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 32. Л. 83]

Основными причинами столь серьезного невыполнения октябрьского плана являлись следующие недостатки в работе завода, указанные военным представителем ГАБТУ КА на заводе № 183 капитаном П.Ф. Русаковым в этой же сводке:

«а) Не полностью оснащены цеха приспособлениями, инструментом, особенно по корпусному отделу.
б) Ввиду того, что машина запущена в производство не достаточно проверенная и отработанная, в процессе изготовления и испытаний обнаруживается много дефектов, которые приходится выправлять в серийном производстве.
в) Довольно трудоемкой работой оказалось изготовление, подгонка маски и монтаж пушки в башню, а заводом не было своевременно принято мер по разработке технологии и оснащения этого участка.
г) Имеет место несвоевременное обеспечение завода металлом, покупными деталями и заготовками с кооперирующих заводов.
д) Не достаточно серьезно занимается завод коренным улучшением организации производства и технологии, зачастую вопросами технологии занимаются на отдельных участках тогда, когда производство стопорится. Получается брак, и естественно применяются паллиативные решения, не решающие вопроса окончательно для дальнейшего серийного производства и очевидно не сокращающие цикл изготовления того или другого механизма, особенно часто имеет место этот метод по корпусному отделу. В результате чего конечно выпуск продукции не увеличивается»
.

[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 32. Л. 83 об.]

По состоянию на 10 ноября 1940 г., как следует из декадной сводки № 625с «О ходе подготовки производства серийного выпуска машин А-34 на заводе № 183», из разработанных 2495 технологических процессов было обеспечено оснасткой и внедрено в производство всего лишь 1494 техпроцесса.
Всего в октябре 1940 г. военпредовские испытания большим пробегом прошли 32 танка Т-34, из которых 11 машин выдержали испытания с первого раза, и 21 машина ходила в повторный большой пробег от одного до четырех раз каждая. Помимо этого в октябре 1940 г. дополнительно испытывался контрольными пробегами от одного до пяти раз еще 31 танк Т-34, из которых 16 машин было октябрьской сборки и 15 – сентябрьской.
Наиболее массовыми дефектами, обнаруженными в ходе больших и контрольных пробегов, были следующие дефекты:
– заедание каретки 3 – 4 передачи на шлицах главного вала коробки передач;
– сколы цементационного слоя металла на зубьях цилиндрических шестерен коробки передач;
– течь масла через концевые уплотнения главного вала коробки передач;
– коробление дисков главного фрикциона;
– заедание привода передачи к подкачивающему топливному насосу БНК-6 дизеля В-2 (по вине завода № 75)
– разрывы траков (недоброкачественная отливка) и большое количество случаев выхода пальцев гусеницы из траков.
Выполняя требования ГАБТУ КА по повышению качества и боевых свойств танка Т-34, в октябре 1940 г. в отделе «500» завода № 183 был проведен большой объем опытных и конструкторских работ. Из сводки № 604с, составленной военным представителем ГАБТУ КА на заводе № 183 военинженером 3 ранга Г.А. Алексеевым:

«4. Испытание главного вала коробки перемены передач маш. Т-34 на скручивание:
Ввиду имевшихся случаев скручивания главных валов К.П.П. при испытании машин на стационаре и в сдаточных пробегах, были проведены испытания серийного вала, серийного вала с повышенной твердостью, с диаметром лунки по "БРИНЕЛЛЮ" 3,2 вместо 3,6 и вал с серийными размерами из материала 18 ХНВА.
Испытания проводились на месте с разъединенными гусеницами путем резкого выключения и включения бортовых фрикционов на 4-й передаче при 1800 оборот/мин. колен. вала двигателя, а также аналогичное включение и выключение при движении маш. на всех передачах.
В результате испытаний на месте серийный вал был скручен, причем смещение шлицов произошло на 7 – 8 мм. Серийный вал с повышенной твердостью скрутился до 3-х мм. Такой же вал при испытании в движении на третьей передаче скрутился на 0,3 мм, но при этом также скрутился промежуточный вал и неподвижная шестерня 3-й передачи. Вал из стали 18 ХНВА каленый при испытании в движении не скрутился, а при испытании на месте скрутился на 1,4 мм. Вал из 18 ХНВА цементированный при испытании на месте не скрутился.
Заводоуправление приняло решение перейти на изготовление валов из стали 18 ХНВА. Для сравнения такие же испытания были проведены на маш. А-7М [БТ-7М], при этом вал был скручен на 1,5 – 2 мм.
5. Испытание "груш" в башне на проникновение свинцовых брызг в башню при обстреле простыми пулями.
Испытанию были подвергнуты "груши" со специальными выточками по наружному диаметру "груши", специально пригнанные путем разворачивания отверстия под "грушу". Кроме этого, внутри башни был установлен специальный защитный кожух.
Испытания показали хорошие результаты. Основная масса свинцовых брызг задержалась в выточках "груши" и незначительная часть проникших вовнутрь башни свинцовых брызг задержана защитным кожухом.
6. Испытание смотровых приборов – водителя и в башне на проникновение свинцовых брызг при попадании в них простой пулей, при этом в смотровые приборы вставлялись зеркала металлические, из стекла сталинит и из стекла "ТРИПЛЕКС". Во всех случаях попадания пули в смотровые приборы вовнутрь машины проникает значительное количество свинцовых брызг. Зеркала при этом металлические пробиваются и покрываются матовым налетом свинцовой пыли, видимость значительно ухудшается. Из стекла сталинит разбиваются на мелкие куски. Из стекла "ТРИПЛЕКС" пробиваются и покрываются трещинами.
Поставленный на центральный смотровой прибор водителя специальный кожух задерживает свинцовые брызги от проникновения в машину, но очень неудобен в пользовании и никак не решает вопроса о сохранении видимости.
7. Испытание люка водителя, люка в кормовом листе и люка в нише башни на проникновение свинцовых брызг через зазоры этих люков вовнутрь машины.
На люке водителя был установлен по нижним и боковым кромкам специальный желобок из 1,5 мм железа, а по верхней кромке в крышку люка вставлена резина. При попадании значительного количества пуль в зазоры люка, желобок и резина пробиваются, и брызги попадают вовнутрь машины.
После этого испытания по всему контуру крышки люка были приварены спец. планки, перекрывающие зазоры в люке, а на корпусе вокруг люка приварена рамка, в которую входят планки, приваренные к крышке люка. Созданный таким образом лабиринт не пропускает свинцовых брызг, но при этом происходит заклинивание люка. Кроме того, такое устройство ослабляет бронь в зоне сварных швов, как на корпусе, так и на крышке люка. Через зазоры в люках ниши башни и в кормовом листе брызги свободно проникают вовнутрь машины»
.

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1182. Л. 20 – 21]

Следует отметить, что с начала производства танка Т-34 и по 1 ноября 1940 г. в его конструкцию было внесено 491 изменение, из них по установленным перечням – 55, по причинам конструктивных неполадок 266 изменений, по причинам технологическим 123 и по разным причинам 47 изменений. Наиболее значимыми доработками конструкции танка Т-34, являлись:
– устранение причин, вызывавших раздутие масляных баков;
– устранение течи топлива из воздушного крана;
– повышение надежности работы стартера СТ-700 и усиление его крепления на коробке передач;
– обеспечение более легкого переключения передач;
– облегчение доступа к кормовым бакам и агрегатам трансмиссии;
– установка радиостанции 71-ТК-3 в носовой части корпуса танка;
– обеспечение надежного уплотнения крышки люка механика-водителя, защищавшего отделение управления танка от проникновения в него жидкости и свинцовых брызг от пуль при обстреле;
– разработка конструкции башни, обеспечивавшей установку пушки Ф-34.
На последних двух пунктах остановимся подробнее. Напомним, что согласно Постановлению Комитета обороны при СНК СССР № 443сс от 19 декабря 1939 г. танки Т-34 должны были вооружаться 76,2-мм пушкой Ф-32, разработанной под руководством В.Г. Грабина на горьковском заводе № 92. Однако из-за отсутствия серийного выпуска пушек Ф-32, в качестве временной меры, в 1940 г. танки Т-34 вооружались 76,2-мм пушкой Л-11, разработанной и серийно изготовлявшейся в Ленинграде на Кировском заводе. При этом, начиная с весны 1940 г. руководство АБТУ РККА требовало от завода № 183 разработать установку пушки Ф-32 в башне танка Т-34. Но по ряду причин (несвоевременное получение ТТТ на установку пушки, несогласованность действий с КБ Кировского завода и т.п.) работа по данному вопросу затянулась, и в итоге так и не была завершена.
Летом 1940 г. руководство АУ РККА совместно с АБТУ РККА инициировало вопрос о вооружении танков Т-34 новой, более мощной, чем пушка Ф-32, 76,2-мм пушкой Ф-34, также разработанной под руководством В.Г. Грабина на заводе № 92. Для рассмотрения возможности установки пушки Ф-34 в башне танка Т-34 8 сентября 1940 г. на заводе № 183 состоялось техническое совещание, в работе которого приняли участие: от завода № 183 – главный инженер С.Н. Махонин, заместитель главного конструктора А.А. Морозов, старший инженер-конструктор А.А. Молоштанов; от ГАБТУ КА – военный представитель ГАБТУ КА на заводе № 183 военинженер 3 ранга П.П. Байков; от завода № 92 – старший инженер-конструктор П.Ф. Муравьев и техник-конструктор Б.Г. Ласман. Ознакомившись с представленной конструкторской документацией, участники технического совещания пришли к выводу, что установка пушки Ф-34 в танке Т-34 возможна при условии внесения следующих изменений в существующую конструкцию башни:

«4. Стопор баши на походе, находящийся в задней части башни, перенести в другое место, т.к. он мешает гильзоулавливателю.
5. Люк башни под смотровым прибором поднять на 26 мм и удлинить назад на 70 мм, задний лист крыши спереди укоротить на 70 мм, уплотнение люка переделать; при этом будет обеспечен 20 мм зазор между крышей и откатными частями при предельном откате, равном 425 мм. Замок люка перенести вправо. Люк для сигнализации перенести вправо на 15 мм.
6. Для обеспечения угла возвышения 30° верхнюю часть лобового листа башни, соприкасающуюся с бронировкой люльки подрезать на 40 мм. Изменить контур верхней части выреза.
7. Правую часть амбразуры в лобовом листе башни вырезать на 34 мм. Левую часть амбразуры в нижней части выровнять с верхней частью, вырезав на 39 мм»
.

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1186. Л. 96 – 97]

В последнем пункте протокола технического совещания было отмечено:

«13. Настоящий протокол подлежит утверждению командованием ГАУ и ГАБТУ и вступает в силу немедленно после его утверждения».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1186. Л. 97]

На следующий день, 9 сентября 1940 г., вместе с препроводительным письмо № СО4789 протокол был отправлен в Москву на утверждение руководству ГАУ и ГАБТУ КА. 19 сентября 1940 г. указанный протокол был утвержден заместителем начальника ГАБТУ КА И.А. Лебедевым, а 20 сентября 1940 г. – начальником управления вооружения наземной артиллерии (УВНА) ГАУ КА М.М. Каюковым.
Необходимо отметить, что в середине 1940 г. из-за отсутствия достаточного количества 76,2-мм танковых пушек руководством ГАБТУ и ГАУ КА в качестве временной меры рассматривалась возможность вооружения «тридцатьчетвёрки» 45-мм танковой пушкой 20К. В связи с этим заводу № 183 было дано указание при проектировании башни под установку пушки Ф-34 учесть возможность установки в нее и 45-мм пушки с использованием переходных деталей. Это требование заводом № 183 было выполнено. В начале октября 1940 г. конструкторы КБ-520 разработали два варианта чертежей башни танка Т-34, предназначенной для установки как 76,2-мм пушки Ф-34, так и 45-мм пушки 20К – сборочный чертеж 34.30сб-3 был разработан для башни с литым корпусом, а сборочный чертеж 34.30сб-4 – для сварной башни.
По отношению к сборочным чертежам 34.30сб-1 (сварная башня) и 34.30сб-2 (башня с литым корпусом), по которым осуществлялось серийное производство башен, в новых чертежах была изменена конструкция установочных деталей, с помощью которых пушка соединялась с корпусом башни. Кроме этого в новом чертеже сварной башни (сборочный чертеж 34.30сб-4) имелись следующие отличия от сварной башни, изготовленной по сборочному чертежу 34.30сб-1:
– в лобовом листе башни (деталь 34.30.001-1) была изменена форма выреза амбразуры под установку пушки Ф-34;
– в связи с увеличением габаритов башенного люка, ширина крышки люка (деталь 34.30.010-2) была так же увеличена на 70 мм, и в ее центральной части была сделана фигурной формы выштамповка для обеспечения стрельбы из пушки Ф-34 при предельном угле склонения;
– из-за увеличения ширины башенного люка, ширину заднего листа крыши (деталь 34.30.017-4) сделали меньше, а по её краю, для обеспечения герметичного закрытия крышки люка башни, предусмотрели приварку специальной планки (деталь 34.30.203).


Аналогичные отличия были внесены и в башню с литым корпусом (сборочный чертеж 34.30сб-3). Конструкторами завода № 183 был разработан новый вариант литого корпуса башни (деталь 34.30.182-3), отличавшегося от предыдущего варианта корпуса башни (деталь 34.30.182-2) конфигурацией выреза амбразуры под установку пушку Ф-34 и увеличенными размерами башенного люка.
Комплект рабочих чертежей на новые броневые детали башни был незамедлительно отправлен из Харькова в Мариуполь на завод им. Ильича для подготовки их серийного производства. На совещании, состоявшемся 15 октября 1940 г. у главного инженера Мариупольского завода В.С. Ниценко, было принято решение приступить к изготовлению броневых деталей башен по новым чертежам, начиная с 201 комплекта. В протоколе совещания было отмечено следующее:

«1) Вырез башни производить по последнему чертежу 183-го завода с сегодняшнего дня (черт. 182-3).
2) Задел сопряженных деталей 34-31-001, 34-31-002, 34-31-003, 34-31-008, 34-31-043
[детали броневой защиты пушки Л-11] приостановить на всех переделах.
3) По крыше 34-30-008
[передний лист крыши башни], 34-30-010 [крышка люка башни], 34-30-017 [задний лист крыши башни] приостановить на всех переделах с 201-го комплекта.
4) Задний лист крыши делается в литой башне в соответствии с чертежом завода № 183 (182-3).
5) Поставить вопрос перед заводом № 183 о немедленном выезде на завод им. ИЛЬИЧА ответственного работника совместно с конструкторами для решения вопроса о переходящих деталях, а так же с имеющимся заделом по старым чертежам свыше двухсотого комплекта.
6) Поставить вопрос перед НКСП, АБТУ и Наркомсредмашем о вынужденном длительном приостановлении на период освоения (месяц-полтора) комплектной поставки брони вновь спущенных деталей, а также о возможности использования имеющегося задела по старым чертежам свыше 200 комплектов»
.

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1053. Л. 142 – 143]


После принятия Постановления Комитета обороны при СНК СССР № 428сс от 19 ноября 1940 г. вопрос о вооружении танков Т-34 был окончательно решен – до конца 1940 г. на «тридцатьчетверки» должны были устанавливаться пушки Л-11, а начиная с 1 января 1941 г. – пушки Ф-34. При этом проблема с обеспечением выпуска танков пушками Л-11 в 1940 г. была решена, и необходимость во временном вооружении танков Т-34 пушками калибра 45 мм отпала. В связи с этим в конце ноября 1940 г. в КБ-520 завода № 183 было разработано два новых варианта чертежей башни танка Т-34 – сборочный чертеж 34.30сб-5 «Башня Ф-34 под Л-11» для башни с литым корпусом и сборочный чертеж 34.30сб-6 «Корпус башни Ф-34 под Л-11» для сварной башни. Эти чертежи были разработаны с учетом всех изменений, внесенных месяцем ранее в чертежи 34.30сб-3 и 34.30сб-4, за исключением изменений касавшихся установочных деталей для пушки Ф-34. Вместо них до конца 1940 г. были оставлены старые детали для установки пушки Л-11 – кронштейн (сборочный чертеж 34.30.21сб), а также правая и левая стенки носа башни (детали 34.30.042 и 34.30.043 для сварной башни и детали 34.30.042-1 и 34.30.043-1 для башни с литым корпусом). Кроме этого для полного перекрытия увеличенного выреза амбразуры были увеличены размеры верхней и нижней частей привинтного щита (деталь 34.31.003-1) броневой защиты пушки Л-11. Таким образом, вопрос с разработкой новых чертежей башни танка Т-34 под установку пушки Ф-34 осенью 1940 г. был успешно решен.
В октябре 1940 г. коллективу завода № 183 удалось решить еще одну, не менее важную проблему, – обеспечить защиту отделения управления танка Т-34 от проникновения в люк механика-водителя свинцовых брызг через зазор между крышкой люка и верхней лобовой деталью при обстреле последней из стрелкового оружия.
Для решения этой задачи в КБ-520 было разработано специальное лабиринтовое уплотнение стыка люка механика-водителя и его крышки. Изначально конструкторы пытались достичь герметичности стыка за счет приварки к внутренней стороне верхнего лобового листа (вдоль нижней и боковых кромок люка механика-водителя) отражательного желобка толщиной 1,5 мм, а также за счет установки резинового шнура в пазе, сделанном в верхней кромке крышки люка. Однако проведенные в октябре 1940 г. в цехе «540» отдела «500» испытания обстрелом показали, что при попадании 7,62-мм пуль в зазоры межу крышкой люка и верхней лобовой деталью, отражательный желобок и резиновый шнур пробивались свинцовыми брызгами, которые затем попадали внутрь отделения управления танка.
После проведенного испытания обстрелом, уплотнение крышки люка механика-водителя было доработано. С наружной стороны верхнего лобового листа, по периметру люка механика-водителя, а также на крышке люка, к нижней и боковым его частям, были приварены специальные защитные планки, которые перекрывали собой зазор между крышкой люка и верхней лобовой деталью танка. Созданное таким образом лабиринтовое уплотнение обеспечило необходимую защиту механику-водителю. В результате проведенного обстрела из пулемета ДТ с дистанции 12 – 15 метров, при попаданиях в стык защитных планок около 150 пуль, следов проникновения свинцовых брызг во внутрь машины обнаружено не было.
Параллельно с испытаниями уплотнения крышки люка механика-водителя в октябре 1940 г. пулевым обстрелом также были испытаны съемный кормовой лист башни («дверца ниши башни») и крышка люка в верхнем кормовом листе корпуса танка. При этом ни «дверца ниши башни», ни крышка люка в верхнем кормовом листе не имели ни каких уплотнений. В ходе испытаний были получены следующие результаты:

«Люк ниши башни обстрелян из винтовки простыми пулями с дистанции 30 мт. При осмотре картонного листа (установленного перед укладкой), после 4-х попаданий в щель люка, обнаружено 9-ть пробоин картона, а также следы свинцовых брызг.
<…>
Люк в корме был обстрелян пулеметным огнем простыми пулями с дистанции 20 мт. Количество попаданий в щель 12 – 15 пуль. При осмотре деталей и механизмов трансмиссионного отделения, после обстрела, обнаружено повреждения свинцовыми брызгами проводов заднего фонаря»
.

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1182. Л. 56]

В заключении № 035, составленном 31 октября 1940 г. по результатам проведенных испытаний, было указано:

«1. Уплотнение люка водителя производить с помощью желобка и перекрывающих планок, усилив крепление последних к корпусу. На дальнейшее во избежание повреждения и замятия уплотняющего желобка, последний необходимо утолстить до 4-х – 5 мм.
2. Люки в нише башни и корме уплотнить с помощью желобка (по типу существующего уплотнения люка водителя).
3. Запор люка водителя изменить с расчетом устранения заклинки»
.

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1182. Л. 57]

Данное заключение 12 ноября 1940 г. было утверждено исполняющим обязанности главного конструктора завода № 183 А.А. Морозовым, 15 ноября 1940 г. согласовано с районным инженером ГАБТУ КА Д.М. Козыревым и 18 ноября 1940 г. с препроводительным письмом № СО6228 отправлено в ГАБТУ КА. Ответ из Москвы не заставил себя долго ждать, 30 ноября 1940 г. заместитель начальника БТУ ГАБТУ КА военинженер 1 ранга Н.Н. Алымов в письме № 77253с на имя Д.М. Козырева одобрил принятые на заводе № 183 решения по уплотнению люков танка Т-34, и потребовал их скорейшего выполнения.
Необходимо отметить, что в конце 1940 г. в отделе «700» завода № 183 на всех ранее собранных танках Т-34 были проведены работы по уплотнению крышек люков. С неуплотненной крышкой люка механика-водителя к концу 1940 г. в Красной Армии осталось только 6 машин – №№ 311-05-3, 311-09-3, 311-21-3, 311-16-3, 311-01-3 и 0618-4, отправленных с завода № 183 до середины ноября 1940 г.
Однако вернемся к событиям, произошедшим в начала ноября 1940 г. С целью проверки своевременного и надлежащего выполнения заводом № 183 своих обязательств по внесению в конструкцию танка Т-34 изменений, изложенных в приложениях № 5, 8 и 9 к дополнительному соглашению № 4-529, 2 ноября 1940 г. из Москвы в Харьков прибыл ведущий инженер ГАБТУ КА подполковник И.Г. Панов.
Кроме этого И.Г. Панову предстояло совместно с руководством завода выработать решения по ряду проблем, тормозивших приемку танков Т-34 заказчиком. К таким проблемам, прежде всего, относились:
– низкое качество гусениц, не выдерживавших гарантийного срока службы;
– частые случаи деформации (задиры и «скручивание») главного вала коробки передач;
– увеличенный люфт в шариковой опоре башни на части собранных танках;
– дополнительная механическая обработка выреза амбразуры в лобовом листе башни для обеспечения максимального угла возвышения пушки Л-11 в 30˚;
– многочисленные трещины на броневых деталях корпусов и башен танков Т-34, возникавших после сварки деталей между собой.
Все эти и ряд других вопросов были рассмотрены на совещании, состоявшемся 5 ноября 1940 г. у директора завода № 183 Ю.Е. Максарева. Кроме самого директора и подполковника И.Г. Панова в работе совещания приняли участие и.о. главного конструктора завода № 183 А.А. Морозов, районный инженер ГАБТУ КА на заводе № 183 Д.М. Козырев, военный представитель ГАБТУ КА на заводе № 183 П.Ф. Русаков, а также представитель Главспецмаша НКСМ Н.И. Масальская.
Относительно гусениц на совещании было принято следующее решение – до тех пор, пока СТЗ не обеспечит гарантийного срока службы траков, к каждому выпущенному и отправленному в войска танку Т-34 досылать по второму комплекту гусениц.
Для увеличения прочности главного вала коробки передач было решено изготовлять его из стали марки 18ХНВА, как показавшей лучшие результаты на испытаниях. При этом на уже собранных танках Т-34 замену валов производить не планировалось, а в случае появления на валах задиров, завод № 183 был обязан устранять их путем зачистки.
Увеличенный до 5 мм люфт, который не должен был превышать 3 мм, предлагалось признать допустимым, внеся в технические условия на сборку и приемку танков Т-34 соответствующие изменения.
Дополнительных работ по механической обработке (шлифовке) амбразур в лобовом листе башен для обеспечения максимального угла возвышения пушки Л-11 в 30˚ на совещании было решено не производить. Башни, обеспечивавшие максимальный угол возвышения пушки в 25˚ предлагалось оставить без доработки.
Относительно трещин на броневых деталях корпусов и башен танков Т-34 участники совещания постановили – до проведения специальных испытаний обстрелом носового узла корпуса руководствоваться решением, ранее зафиксированным в протоколе от 29 августа 1940 г.: «Допустить исправление трещин высверловкой с последующей их заваркой аустенитовыми электродами».
Протокол совещания от 5 ноября 1940 г. вместе с материалами, касавшимися выполнения заводом № 183 перечней изменений конструкции и доработок по танку Т-34, в этот же день с препроводительным письмом № СО6017 были отправлены в Москву руководству ГАБТУ КА и НКСМ для принятия соответствующих решений.
После всестороннего изучения и консультаций, 25 ноября 1940 г. начальник ГАБТУ КА Я.Н. Федоренко и заместитель народного комиссара среднего машиностроения А.А. Горегляд подписали протокол по утверждению предложений, изложенных в протоколе от 5 ноября 1940 г. и приложенных к нему перечнях устранения дефектов. При этом часть решений, перечисленных в протоколе от 5 ноября 1940 г. подверглись изменениям.
Так, пункт протокола, касавшийся низкого качества гусениц, был изложен в следующей редакции:

«До получения гусеницы, гарантирующей полный пробег танка, что должно быть выполнено не позже 1-го февраля 1940 г. [опечатка, следует читать 1941 г.] – досылать к каждому танку по второму комплекту гусеницы».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1084. Л. 127]

Пункт протокола об изменении материала главного вала коробки передач также был отредактирован:

«Временно, до подбора менее дефицитной стали, по испытаниям удовлетворяющей поставленным требованиям, главный вал коробки перемены передач изготовлять из стали 18ХНВА. На собранных танках замену валов не производить».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1084. Л. 127]

Пункт, касавшийся приемки танков Т-34 с увеличенным люфтом башни из протокола был исключен, но забегая вперед, скажем, что этот вопрос окончательно был решен только в начале 1941 г., о чем будет рассказано в следующих главах. Приемку машин с максимальным углом возвышения пушки Л-11 в 25˚ было решено «обсудить особо». Пункт протокола о трещинах в броневых деталях корпусов и башен танков Т-34 был принят в следующем виде:

«О допущении надрывов в бронелистах корпуса решить по результатам обстрела бракованного носа. Представить материал обстрела для согласования вопросов приемки не позже 1/XII-40 года».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1084. Л. 127]

Протокол от 25 ноября 1940 г. с препроводительным письмом № 77437с 14 декабря 1940 г. был отправлен на завод № 183 районному инженеру ГАБТУ КА Д.М. Козыреву для руководства в дальнейшей работе.
Хотелось бы обратить внимание на то, что на момент отправки данного протокола в Харьков, «особое обсуждение» приемки танков Т-34 с максимальным углом возвышения пушки Л-11 в 25˚ уже состоялось. Дело в том, что этот вопрос не терпел дальнейших промедлений, так как по состоянию на начало ноября 1940 г. на всех танках, находившихся в заделе, и на танках, уже принятых заказчиком, максимальный угол возвышения пушки Л-11 составлял 25º, что не соответствовало требованиям ГАБТУ КА.
Напомним, что на изготовленных заводом № 183 в начале 1940 г. двух опытных танках А-34 максимальный угол возвышения пушки также составлял 25º. При проведении войсковых испытаний танков А-34 комиссией было установлено, что по тактическим условиям для танка Т-34 максимальный угол возвышения пушки необходимо увеличить до 30°. Это требование было включено в перечень изменений конструкции и доработок, приложенному к дополнительному соглашению № 4-529 к договору № 4-074 между заводом № 183 и ГАБТУ КА. В мае 1940 г. при разработке первого варианта расширенной башни танка Т-34, конструкторами КБ-520 были внесены изменения в размеры выреза в лобовом листе башни, обеспечивавшие угол возвышения пушки Л-11 до 30°. Однако при получении с завода № 183 новых чертежей, Мариупольский завод не внес необходимые изменения в шаблон для выреза амбразуры в лобовом листе башни, в результате чего получился задел в 143 башни с амбразурами, обеспечивающими максимальный угол возвышения пушки в 25°. В итоге к концу 1940 г. значительная часть этих башен заводом № 183 была установлена на танках Т-34.
Пытаясь найти выход из сложившейся ситуации, заместитель народного комиссара среднего машиностроения А.А. Горегляд 27 ноября 1940 г. направил народному комиссару обороны СССР С.К. Тимошенко письмо № 25/9748 со следующей просьбой:

«Исходя из того, что разница в углах особо существенного значения не имеет, а расшлифовка бронедеталей под углом в 30° задержит производство, тем более что часть машин придется перебрать, прошу Вашего указания о приемке 143 танков Т-34 с углом возвышения системы 25°».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1182. Л. 60]

Руководство ГАБТУ КА согласилось с предложением А.А. Горегляда и 2 декабря 1940 г. заместитель начальника ГАБТУ КА И.А. Лебедев в письме № 77287с сообщил заместителю народного комиссара обороны СССР Г.И. Кулику, что считает возможным принять 143 танка Т-34 с максимальным углом возвышения пушки в 25° (без переделок башни). Резолюция Г.И. Кулика на этом письме была краткой – «Разрешаю».
О решении Г.И. Кулика принять 143 танка Т-34 с максимальным углом возвышения пушки Л-11 в 25°, вместо 30°, ГАБТУ КА незамедлительно уведомило народный комиссариат среднего машиностроения и военную приемку на заводе № 183. В завершении рассмотрения этого вопроса необходимо отметить, что из переписки руководителей заводов № 183 и Мариупольского (письма № СО6466 и № 61с) следует, что вина в сложившейся ситуации была обоюдной.

В ноябре 1940 г. коллективу завода № 183 вместо 120 запланированных танков Т-34 удалось сдать военной приемке ГАБТУ КА только 38 машин, что составило всего 31,7 % от месячного плана. Из оперативной сводки № 697с по заводу № 183 за ноябрь 1940 г.:

«2. Кроме принятых [с начала производства] 83 машин, имеется в заделе:
а) Под окраской и окончательной укомплектовкой – 5 машин.
б) Принято ОТК под окраску, но не предъявлены приемке ГАБТУ КА из-за отсутствия гусениц – 5 машин.
в) Испытано пробегом, установлено и сдано АУ КА вооруж. – 6 машин.
г) Испытано пробегом, находится под установкой вооружения – 8 машин.
д) Испытано пробегом, находится на подготовке к монтажу вооружения – 18 машин.
е) Испытано заводским пробегом на подготовке к большому пробегу – 3 машины.
ж) Собрано, но не испытывается пробегом из-за отсутствия башен – 34 машины.
з) В стадии сборки на конвейере – 11 машин.
Всего в заделе: 90 машин
2. Обеспеченность по бронедеталям, корпусам и башням от начала производства:
а) Получено бронедеталей корпуса с завода им. "Ильича" – 307 комплект.
б) Получено бронедеталей башни с завода им. "Ильича" – 246 комплект.
в) Собрано корпусов – 202.
г) Собрано башен – 160.
д) В заделе в разных стадиях корпусов – 44.
е) В заделе в разных стадиях башен – 38.
Из числа собранных передано заводу "СТЗ": корпусов – 24, башен – 24»
.

[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 32. Л. 151 об.]

Как следует из этой же оперативной сводки, основными причинами, тормозившими сборку и окончательную сдачу танков Т-34 военной приемке в ноябре 1940 г. были:

«а) В отделе "700" вследствие реконструкции цехов, не полного оснащения и поступления бронедеталей от з-да "ИЛЬИЧА" с отступлением от чертежей, цикл изготовления корпуса и башни не сокращается, и кроме того корпуса и башни подаются в сборочные цеха с отступлениями.
б) На конвейере отсутствуют башни, не своевременно обеспечены переделки корпусов под рацию, не подача балансиров из-за отсутствия заготовок, подача дефектных радиаторов завода "ЗИС", брак картеров поворотного механизма по литейным порокам, обнаруживаемых при механической обработке (поставщик СТЗ) и т.д.
в) По сдаточному цеху большие подгоночные работы по амбразуре башни (ввиду отступления на заводе "ИЛЬИЧА"), отсутствие гусеницы, отсутствие шпор, дефекты по коробке передач и главному фрикциону, вызывающие повторные контрольные пробеги»
.

[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 32. Л. 151 об.]

Всего в ноябре 1940 г. на военпредовские испытания большим пробегом было предъявлено 34 танка Т-34, из них 25 машин собранных в ноябре и 9 машин октябрьской сборки, предъявленные на испытания вторично. При этом из 25 танков Т-34 ноябрьской сборки с первого пробега было принято 22 машины, со второго пробега 2 машины и один танк после двух пробегов так и не был принят. Кроме этого из общего количества предъявленных к испытаниям танков, 9 машин было дополнительно испытано контрольными пробегами. Повторными и контрольными пробегами танки испытывались в основном по окончательно не изжитым дефектам коробки передач, таким как заедание каретки 3 – 4 передачи на шлицах главного вала и сколы цементационного слоя металла на зубьях цилиндрических шестерен.
Таким образом, замена материала главного вала коробки передач на сталь марки 18ХНВА полностью не исключила заеданий подвижных шестерен. Для окончательного устранения этого дефекта во второй половине ноября был изменен режим термообработки ступиц шестерен, а для обеспечения лучшего переключения передач в конструкцию главного фрикциона были внесены изменения – отменен сальник на ведомом барабане и введено отражательное кольцо.
В сводке № 693с по опытным работам завода № 183 было указано, что в ноябре 1940 г. коллективом КБ-520 были проведены следующие конструкторские работы:
– разработаны и переданы в производство чертежи на детали усиленного главного фрикциона;
– разработаны и переданы в производство чертежи фрикциона центробежного вентилятора системы охлаждения двигателя, обеспечивающего пробуксовку вентилятора относительно маховика главного фрикциона при резком изменении частоты вращения коленчатого вала дизеля В-2;
– начата разработка новых смотровых приборов механика-водителя.
Кроме этого, на основании приказа НКСМ № 268сс «О модернизации танка Т-34», изданного В.А. Малышевым 25 ноября 1940 г. во исполнение Постановления Комитета обороны № 428сс, коллектив КБ-520 в конце ноября приступил к разработке чертежей модернизированной «тридцатьчетверки».
Несмотря на то, что в ноябре 1940 г. качество выпускаемых танков Т-34 было еще далеко от требуемого, и завод № 183 не достиг необходимых темпов их производства, в очередной раз не выполнив месячный план, нельзя не отметить и позитивных моментов в работе харьковчан. Так, в ноябре 1940 г. с завода № 183 была осуществлена первая отправка крупной партии новых боевых машин для танковых войск Красной Армии. В конце месяца 30 полностью укомплектованных и заправленных ГСМ танков Т-34 железнодорожным транспортом были направлены во Львов, где вошли в состав 15-го и 16-го танковых полков 8-й танковой дивизии 4-го механизированного корпуса. Кроме указанных 30 машин, в ноябре 1940 г. с завода № 183 было отгружено еще пять танков Т-34. Три машины были отправлены в Ленинградский военный округ, две из них на Краснознаменные бронетанковые курсы усовершенствования командного состава КА (ЛКБТКУКС). По одной «тридцатьчетверке» получили Харьковское бронетанковое училище им. Сталина и Орловское бронетанковое училище им. Фрунзе.
Также к позитивным моментам можно отнести начало совместной работы сотрудников корпусного отдела «700» и специалистов НИИ-48, прибывших на завод № 183 из Ленинграда для оказания технической помощи в борьбе с трещинами, возникавшими в броневых деталях танков Т-34 при их сварке.
Прежде всего, нужно пояснить, что собой представляли образовывавшиеся в процессе сварки «трещины», а точнее и правильнее сказать – надрывы. Под надрывами в данном случае понимались несквозные трещины, в большинстве случаев длиной не более 30 мм и глубиной до 1/3 толщины детали, возникавшие преимущественно по краям броневых деталей из-за несовершенной технологии сварки.
Необходимо отметить, что сварка деталей из противоснарядной брони для отечественной промышленности в 1940 г. было делом новым и неосвоенным в массовом производстве. До этого основным типом соединения броневых деталей большой толщины (от 25 мм и более) являлось соединение их с помощью гужонов и заклепок. В 1940 г. завод № 183 фактически выступал флагманом в освоении применения сварки в массовом производстве корпусов и башен, обладавших противоснарядной броневой защитой.
Изначально при изготовлении корпусов и башен танка Т-34 на заводе № 183 применялась ручная дуговая сварка на переменном токе, преимущественно электродами марки «МД». При этом при сварке броневых деталей толщиной 40 – 45 мм использовался метод предварительной наплавки кромок, применявшийся также и для сварки деталей из чугуна. Согласно этому методу на кромки свариваемых броневых деталей сначала наплавлялся слой металла – валики длинной 50 – 60 мм. После того как валики остывали, сварка деталей производилась уже не по броне, а по наплавленному металлу. В отчете «История танкостроения на Уральском танковом заводе № 183 им. Сталина» об использовании в 1940 г. этой технологии для сварки броневых деталей танка Т-34 было написано:

«Применение этого принципа на каленных бронелистах, принимающих в зонах смежных со швом воздушную закалку, рискованно. Однако этот путь был принят. Авторы этого мероприятия ожидали:
1. Уменьшения внутренних напряжений и получения свободной усадки отдельных деталей.
2. Производства в дальнейшем сварки не по броне, а по предварительно наложенному шву детали.
3. Уменьшения объема наплавленного металла и сокращения цикла сварочных работ на стендах.
Практика сварки на протяжении нескольких месяцев с применением предварительных наплавок на бронедеталях показала резко отрицательные результаты. Количество трещин было велико, при этом они обнаруживались на деталях до общей сварки комплектов. Объяснение этому явлению нужно искать в следующем: предварительная наплавка производилась на горизонтальной плоскости, на холодной бронедетали.
Наплавленный металл расширен до предела, а после остывания стремится принять первоначальные размеры за счет усадки. Усаживаясь, шов прогибает бронедеталь, ибо она не удлинилась от нагрева сварного металла»
.

[РГАЭ Ф. 8798. Оп. 4. Д. 16. Л. 97 – 99]

Таким образом, использование этой технологии сварки осенью 1940 г. привело к массовому возникновению надрывов на броневых деталях корпусов и башен танка Т-34.
Для выявления причин образования надрывов и оказания заводу № 183 технической помощи в их устранении, по распоряжению заместителя народного комиссара судостроительной промышленности А.М. Редькина от 28 октября 1940 г. в Харьков из Ленинграда была командирована бригада специалистов НИИ-48 в составе инженеров: А.П. Горячева, П.В. Пильника и И.В. Яшина.
Прибыв 1 ноября 1940 г. на завод № 183 инженеры НИИ-48, прежде всего, тщательно ознакомились с применяемой в отделе «700» технологией сварки, а также с конструкцией сварных узлов корпуса танка Т-34. После ознакомления с работой отдела «700» и представленной конструкторской документацией, специалистами НИИ-48 было предложено изменить действовавшую на заводе № 183 технологию сварки – отменить предварительную наплавку металла на кромках свариваемых деталей и перевести наиболее подверженные «трещинообразованию» детали на сварку аустенитными электродами марки «25-12», имевшими более высокие механические свойства по сравнению с применявшимися кремнемарганцевистыми электродами марки «МД». Кроме этого в целях уменьшения внутренних напряжений в свариваемых броневых деталях было предложено изменить конструкцию основных соединений носовых и бортовых листов корпуса танка Т-34.
Предложения бригады НИИ-48 в середине ноября 1940 г. были согласованы с главным инженером завода № 183 С.Н. Махониным, после чего руководством завода было принято решение проверить новую технологию сварки на пяти опытных корпусах. Для реализации этого решения начальником корпусного отдела «700» Ф.В. Савостиным был издан ряд распоряжений. Так, в распоряжении № 57 от 14 ноября 1940 г. в частности было указано:

«В целях быстрейшего освоения сварки аустенитными электродами в производстве "700" и соответствующего использования опыта НИИ-48 по сварке такими электродами, – ПРЕДЛАГАЮ:
1. т. ЗОЛОТАРЕВУ совместно с представителем НИИ-48 т. ЯШИНЫМ представить мне технические условия на компоненты и электроды и технологический процесс на изготовление обмазки и электродов. Срок 14.XI-1940 г.
2. т. ЧУДНОВСКОМУ: а) Заготовить компоненты для обмазки в соответствии с техническими условиями, в количестве необходимом для выполнения задания. Срок 15.XI-1940 г.
б) Произвести подготовку 300 кгр. аустенитовых электродов (сортировку по длине, очистку окалины и т.д.) и их обмазку согласно техпроцессов. Срок 18.XI-1940 г.
3. Н-ку "748" т. СИДОРОВУ с 17.XI-1940 г. для освоения сварки аустенитовыми электродами обязать мастеров-инструкторов т. ШЕЛАМОВА и т. МИНАКОВА одновременно с выполнением ими прямых обязанностей приобрести от т. ЯШИНА навыки по сварке.
Также выделить с 18.XI-1940 г. на срок 10 дней в распоряжение т. ЯШИНА сварщика т. ШЕВЧЕНКО В.М. с освобождением от производственных работ для освоения сварки аустенитовыми электродами и последующего обучения им сварке этими электродами группы сварщиков.
4. Мастерам-инструкторам т. ШЕЛАМОВУ и т. МИНАКОВУ и сварщику т. ШЕВЧЕНКО произвести обучение сварщиков сварке аустенитовыми электродами:
к 22.XI-1940 г. – 5 сварщиков
к 25.XI-1940 г. – 10 сварщиков.
5. т. ЗОЛОТАРЕВУ и т. ЯШИНУ разработать программы обучения и испытания сварщиков и представить мне на утверждение 18.XI-1940 г.
6. Сварщиков, прошедших обучение подвергнуть испытаниям в комиссии по утвержденной мною программе.
7. Нач. "748" т. СИДОРОВУ с 22.XI-1940 г. приступить к сборке и сварке коробок
[корпусов] с применением аустенитовых электродов в узлах, оговоренных в перечне мероприятий, утвержденных ЗД т. МАХОНИНЫМ. Сборку и сварку вести точно по технологическому процессу, разработанному т. ЯШИНЫМ и под его наблюдением, закончить не позднее 27.XI-1940 г.
8. Общее наблюдение за точным выполнением настоящего распоряжения возлагаю на т. ЗОЛОТАРЕВА»
.

[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 157. Л. 148]

Применение новой технологии при изготовлении пяти опытных корпусов танка Т-34 дали положительные результаты, количество надрывов на броневых деталях резко сократилось. В связи с этим 29 ноября 1940 г. новая технология сварки корпусов Т-34 распоряжением № 63 по отделу 700 была введена в серийное производство. В первой половине декабря 1940 г. при непосредственном участии инженеров НИИ-48 по принятой технологии в отделе «700» было изготовлено 40 корпусов танка Т-34. При проверке этих корпусов было установлено, что в соединениях бортов с деталями носа и днищами подкрылков надрывы полностью отсутствовали, в то время как до перевода этих соединений на сварку аустенитными электродами надрывы образовывались в больших количествах практически на каждом корпусе. При тщательном осмотре на 40 корпусах было обнаружено всего 18 небольших надрывов, располагавшихся на верхних листах носа (деталь 34.29.904-1). Появление этих надрывов специалистами НИИ-48 было объяснено так:

«… деталь носа находится в весьма неблагоприятных в смысле сварки условиях, а именно на ее плоскости имеется очень большое количество всякого рода приварок и вварок. Кроме того, она обваривается еще по всему контуру. Такое значительное количество сварки в очень сильной степени напрягает деталь и приводит к возникновению надрывов в зоне сварки».

[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 157. Л. 136]

Для ликвидации надрывов на верхнем листе носа корпуса танка Т-34 инженерами НИИ-48 было предложено заводу № 183 отменить обварку буксирных рымов и пересмотреть конструкцию лабиринтового уплотнения крышки люка механика-водителя, отказавшись от приварки защитных планок.
Таким образом, в результате совместной работы инженеров бригады НИИ-48 и специалистов отдела «700» завода № 183, проведенной в период с 1 ноября по 16 декабря 1940 г., в технологию сварки корпуса танка Т-34 были внесены значительные изменения. При изготовлении корпусов «тридцатьчетвёрки» в серийном производстве были отменены предварительная наплавка металла на кромки свариваемых броневых деталей. Наиболее ответственные соединения лобовых и бортовых листов корпуса были переведены на сварку аустенитными электродами марки «25-12», делающими сварные соединения более прочными и снижающими склонность брони к образованию надрывов в зонах термического влияния сварки. Так же были изменены технические условия на изготовление электродов марки «МД» в сторону уменьшения содержания углерода, влиявшего на вероятность возникновения надрывов. Так, в 1940 г. содержание углерода в электродах «МД» было снижено до 0,23 % по верхнему пределу, а в 1941 году – до 0,16 %.
Следует отметить, что до приезда специалистов НИИ-48 сварка аустенитными электродами на заводе № 183 в серийном производстве не применялась, и соответственно сварщики отдела «700» не имели необходимой квалификации для работы с ними. Для внедрения в производство технологии сварки броневых конструкций с помощью аустенитных электродов, бригадой НИИ-48 совместно с руководством завода № 183 были организованы и проведены следующие мероприятия:

«1. Составлены технологические процессы сварки узлов, переводимых на сварку аустенитными электродами.
2. Под руководством бригады и при ее практической помощи заводом полностью освоено производство обмазанных электродов по технологическим условиям и технологическому процессу, разработанным бригадой НИИ-48.
3. Составлены программа по обучению сварщиков завода аустенитными электродами и инструкция по их испытанию.
4. Обучено 52 сварщика завода сварке аустенитными электродами. Обученные сварщики были подвергнуты квалификационной комиссией испытаниям и все выдержали испытания»
.

[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 157. Л. 135]

Кроме изменения технологии сварки, как было указано в Отчете бригады НИИ-48 по оказанию технической помощи заводу № 183, многочисленным изменениям подверглась и конструкция броневых деталей корпуса танка, а так же способ их соединения. Для уменьшения внутренних напряжений, способствовавших возникновению надрывов, были отменены наружные сварные швы в соединении балки носа (деталь 34.29.906) с верхним и нижним листами носа (детали 34.29.904-1 и 34.29.905). При этом размеры внутренних сварных швов этого соединения были уменьшены с 26×26 до 20×20 мм.
Так же для снижения внутренних напряжений было изменено соединение верхнего листа носа (деталь 34.29.904-1) с правым и левым бортовыми листами (детали 34.29.005 и 34.29.006). Размеры наружных сварных швов были уменьшены с 26×26 до 18×18 мм, при этом для получения плавного перехода от шва к наружным поверхностям свариваемых деталей на их кромках были введены специальные фаски. Внутренние сварные швы были отменены, а вместо них – введен приварной фигурный угольник толщиной 12 мм (деталь 34.29.1047).
В целях сокращения механической обработки броневых деталей была изменена конструкция соединения днищ подкрылков (детали 34.29.065, 34.29.066, 34.29.067-1, 34.29.069, 34.29.070 и 34.29.071) с бортовыми листами (детали 34.29.005 и 34.29.006) и листами подкрылков (детали 34.29.012-1 и 34.29.013-1). В частности было упразднено клепаное соединение днищ подкрылков с бортовыми листами и отменен загиб днищ подкрылков в местах их соединения с листами подкрылков. Кроме этого было упрощено соединение переднего и заднего листов днища корпуса (детали 34.29.009-1 и 34.29.010-1) между собой за счет отмены клепки тавра в месте их стыка, а также их соединение с бортовыми листами.
В связи с многочисленными изменениями, внесенными в конструкцию корпуса танка Т-34, в КБ-520 были разработаны и переданы Мариупольскому заводу для серийного производства новые чертежи на следующие броневые детали:
– правый и левый бортовые листы, получившие номера 34.29.005-1 и 34.29.006-1 соответственно;
– передний и задний листы днища корпуса – детали 34.29.009-2 и 34.29.010-2;
– днища подкрылков – детали 34.29.065-1, 34.29.066-1, 34.29.067-2, 34.29.069-1, 34.29.070-1 и 34.29.071-1;
– балка носа – деталь 34.29.906-1.
При этом броневые детали уже изготовленные Мариупольским заводом по старым чертежам, заводом № 183 были полностью использованы в производстве корпусов танка Т-34.


Руководство завода № 183 высоко оценило работу бригады НИИ-48. В письме от 16 декабря 1940 г. на имя заместителя народного комиссара судостроительной промышленности А.М. Редькина главный инженер завода № 183 С.Н. Махонин отметил следующее:

«Командированная по Вашему указанию на завод имени Коминтерна, для оказания технической помощи по борьбе с трещинами, бригада НИИ-48 в составе инженеров: ГОРЯЧЕВА А.П., ПИЛЬНИК П.В. и ЯШИНА И.В. – работу свою выполнила.
За время пребывания бригады на заводе с 1 ноября по 16 декабря сего года проделано следующее:
1. Просмотрены чертежи и технологические процессы сварки конструкции. Введены соответствующие конструктивные и технологические изменения в них и согласованы с заводом и представителями ГАБТУ КА.
2. Составлены технологические процессы на сварку наиболее ответственных узлов аустенитовыми электродами.
3. Под руководством бригады заводом освоено изготовление обмазанных аустенитных электродов.
4. Составлены программы обучения сварщиков сварке аустенитными электродами и их испытание.
5. Обучено сварке аустенитными электродами и пропущено через квалификационную комиссию пятьдесят человек сварщиков завода.
6. Изготовлено с частичной реализацией предложений бригады НИИ-48 (для полной реализации отсутствовали в необходимом количестве аустенитные электроды) под совместным руководством членов бригады и работников отдела завода 40 коробок
[корпусов]. Изготовление данных коробок показало значительное снижение трещин на деталях. Единичные надрывы были обнаружены только на носовой детали № 34-29-904 в количестве 18 шт. На других деталях, сваренных аустенитными электродами надрывов не обнаружено.
Благодаря полученным удовлетворительным результатам все осуществленные бригадой мероприятия на опытных коробках уже внедрены заводом в серийное производство. Остальные мероприятия, предложенные бригадой НИИ-48, будут проводиться заводом самостоятельно»
.

[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 157. Л. 157]

Копии этого письма были отправлены начальнику 3-го ГУ НКСП Я.В. Юшину, заместителю народного комиссара среднего машиностроения А.А. Горегляду, директору НИИ-48 А.С. Завьялову и начальнику ГАБТУ КА Я.Н. Федоренко. Ознакомившись с результатами работы бригады НИИ-48, руководство ГАБТУ КА направило начальнику 3-го ГУ НКСП Я.П. Юшину и директору НИИ-48 А.С. Завьялову письмо № 145189с с просьбой премировать сотрудников бригады за оказанную заводу № 183 техническую помощь.
К началу 1941 г. применение усовершенствованной технологии сборки корпусов позволило практически полностью избавиться от надрывов на свариваемых броневых деталях корпусов и башен танка Т-34. Этому также же способствовали и металлурги Мариупольского завода им. Ильича, на протяжении 1940 г. постоянно улучшавшие качество броневой стали.


Предыдущая глава << 7. Всё внимание на улучшение качества танков >> Следующая глава

© Макаров А.Ю., Желтов И.Г., 2017 – 2018
При любом использовании размещенных на данном сайте документов - обязательно указывать архивные реквизиты: архив, фонд, опись, дело, лист.
При любом использовании размещенного на данном сайте авторского текста - обязательно указывать имя автора и ссылку на сайт "Т-34 Информ"
Защищено законом по авторским правам.
Наша почта: email@t34inform.ru